Тема Ответов Просмотров Дата Ответ от
Где найти курсовую 2 74287 19 марта 2010 18:36 Андрей10
Откуда реферат? 1 10679 19 марта 2010 18:33 Андрей10
Ваша специальность 0 10074 19 марта 2010 18:23 Поганка
Кто заказывал дипломы 10 31802 19 марта 2010 18:18 Поганка
Недоработанный диплом 2 13149 16 марта 2010 10:36 Наденька
 
|
Категория: Дипломы
 
Исследование влияния эмоционального стресса на психофункциональное состояние подростка

Введение
Изучение эмоционального развития является одной из актуаль¬ных проблем психологии. Ее теоретическая значимость определяется необходимостью выявления общих закономерностей онтогенеза челове¬ческой психики и создания целостной концепции психического разви¬тия. До сих пор проблема эмоционального развития остается теорети¬чески наименее разработанной.
Вместе с тем ее решения требует не только логика развития пси¬хологического знания, но и практические запросы. Эмоциональная сфе¬ра является непосредственным объектом воздействий в психотерапии и психокоррекции. Нельзя добиться их эффективности без знания осо¬бенностей строения эмоций и закономерностей их развития. Необхо¬димость разработки этой проблемы обусловлена также теми требова¬ниями, которые к научному знанию предъявляет практика психодиаг¬ностики и воспитания.
Особую важность имеет изучение эмоционального развития в под¬ростковом возрасте. Подростковый период - наиболее эмоциогенный, критический период развития, сопряженный со специфическими эмоцио¬нальными трудностями. Он является периодом кризиса адаптацион¬ного равновесия. В связи с этим возникает вопрос о связи стрессовых расстройств в подростковом возрасте с осо¬бенностями эмоционального развития.
В настоящее время наблюдается дефицит исследований, которые разрабатывали бы собственно вопросы эмоционального развития под¬ростка. Тем не менее, в различных теориях подросткового возраста, так или иначе, затрагиваются эти проблемы. Существуют различные варианты интерпретации эмоциональных сдвигов в подростковый период. Возникновение определенных чувств, переживаний рассматривается как производное от процессов полового созревания, развития "Я", осо¬бенностей социального статуса подростка (Якобсон, 1966; Божович, 1958; Драгунова Т.,1972, Кон И.,1982, 1984 и др.).
Актуальность исследования. Вопросы психики в подростковом возрасте всегда волновали психологов, т.к. хорошо понимали, что именно в период подросткового возраста закладываются основные черты характера, стиль поведения человека, его привычки, жизненные ориентации и т.д. И от того, насколько положительно будет пройден этот этап, будет зависеть дальнейшая взрослая жизнь человека, одним из факторов, могущих помешать нормальному (без отклонений) становлению личности, может стать перенесенный эмоциональный стресс.

Гипотеза: эмоциональный стресс подросткового возраста влияет на психическую и социальную жизнь человека, проявляется в дисгормоничности, протеворичивости личностных характеристик.
Цель работы: исследование влияния эмоционального стресса на психофункциональное состояние подростка.
Задачи:
1. Особенности проявления и возникновения эмоционального стресса.
2. Выявить причины эмоционального стресса.
3. Определить последствия для человека, перенесенного эмоциональный стресс.
4. Определить механизм возникновения эмоционального стресса.
5. Рассмотреть методы коррекции эмоционального стресса.
6. Выявить систему методов диагностики эмоционального стресса и его последствия.
Объект исследования: эмоциональный стресс у подростков.
Предмет исследования: влияние эмоционального стресса на развитие личности.
Практическая значимость: результаты исследования могут быть использованы в процедурах консультирования и диагностики детей и взрослых, перенесенных эмоциональный стресс.
Методы исследования:
1. Самооценка тревожности, фрустрированности и агрессивности
2. Исследование тревожности (опросник Спилберга - Ханина)
3. Диагностика состояния агрессии (опросник Басса - Дарки)
4. Тест «Самооценка психического состояния: самочувствие, общая активность, настроение»
5. Опросник Г.Айзенка
6. Определение силы нервных процессов при помощи теппинг-теста.

I. Особенности проявления эмоционального стресса в подростковом возрасте
1.1.Ключевые понятия в определении стресса
«Термин "стресс" встречается в современной литературе как обозначающий следующие понятия:
• сильное неблагоприятное, отрицательно влияющее на орга¬низм воздействие;
• сильная неблагоприятная для организма физиологическая или психологическая реакция на действие стрессора;
• сильные, как неблагоприятные, так и благоприятные для орга¬низма реакции разного рода;
• неспецифические черты (элементы) физиологических и психо¬логических реакций организма при сильных, экстремальных для него воздействиях, вызывающих интенсивные проявления адаптационной активности;
• неспецифические черты (элементы) физиологических и психо¬логических реакций организма, возникающих при всяких реакциях организма».
Наиболее адекватно в современной психологии признается последняя из указанных трактовок термина "стресс". Также признается возможным пони¬мание стресса как неспецифических физиологических и психологи¬ческих проявлений приспособительной активности при сильных, экстремальных для организма воздействиях, имея в виду в данном случае стресс в узком смысле. Неспецифические же проявления адап¬тивной активности при действии любых значительных для организ¬ма факторов обозначают как стресс в широком смысле. «Несколько иначе рассматривает стресс А.А. Welford, характеризуя его как результат несоответствия возможностей организма и предъявляемых к нему требований. Нечто подобное находим у П. Фресса, ха¬рактеризующего стресс как все личные и социальные конфликты, не находящие своего разрешения».
Таким образом, стрессовым можно считать практически любое состояние человека, на которого воздействуют любые факторы внешней и внут¬ренней сред, вызывающие ответную реакцию организма. Более того, понятие "стресс", по выражению В. Гошека, относится к широ¬ким понятиям, имеющим "все включающий и все объясняющий харак¬тер", поэтому использовать его необходимо рационально. С данной трактовкой понятия "стресс" трудно соглашают¬ся современные психологи, как и с такой, которая ограничивает это понятие рамками патоло¬гии. В большей степени придерживаются традиционного понима¬ния стресса как общей защитной реакции на негативные стимулы и воз¬действия, включая депривацию жизненно важных функций.
У человека и высокоорганизованных животных состояние стрес¬са равнозначно состоянию отрицательных эмоций, протекающих на фоне повышенной физиологической активности. Аналогичное пони¬мание стресса наблюдаем у многих авторов, предлагающих свои толкования понятия "стресс". Всех их объединяет наличие в трактовке негативных стимулов в развитии защитных реакций организма. «Так, Ю.Г. Чирков указывает на то, что стресс - это угроза, беда, на¬пасть; Р. Лазарус расценивает угрозу как предвосхищение че¬ловеком будущего столкновения с какой-то опасностью и считает ее ключевым механизмом развития эмоционального стресса; В.В. Суво¬рова определяет стресс как чрезвычайное состояние, которое необходимо преодолеть, из которого надо выйти; Ю.Б. Абрамов и М.А. Уколова считают, что стресс - это приспособительная ре¬акция по отношению к сильным угрожающим жизни раздражителям, и возникает он в конфликтных ситуациях, в которых животное и чело¬век не имеют возможности удовлетворять свои потребности; А.В. Вальдман с соавторами склонны понимать эмоциональный стресс как реакцию организма на угрозу, которая воспринимается дистантно, вызывает соответствующее эмоциональное отношение к данному воздействию, что является запускающим процессом подготовки орга¬низма к возможным последствиям, а так же как личную реакцию на аверсивный (негативно оцениваемый) сигнал, имеющий вид целост¬ной, динамично развивающейся функциональной системы». По отно¬шению к человеку специфика стресса состоит в сознательной перера¬ботке отрицательных эмоций с участием механизмов психологической защиты личности. В этой связи необходимо упомянуть трактовку эмоционального стресса, предложенную в Словаре физиологических терминов. В нем эмоциональным стрессом именуют тревогу, конфликт, эмоциональные расстройства, переживания, угрозу безо¬пасности, неудачи, досаду и др., т. е. такие эмоциональные состояния, которые развиваются у человека, когда он сталкивается с реальными психологически трудными ситуациями либо считает их психологически трудными или неразрешимыми.
Оставаясь сторонниками традиционного понимания стресса, мы ни в коей мере не отрицаем значимости стрессовой активности, об¬ладающей положительными аспектами. Мы полностью разделяем точку зрения Г. Селье, в которой он различает конструктивный и деструктивный стрессы, указывая, что не всякий стресс является вред¬ным. «Он считает, что стрессовая активация может быть положитель¬ной мотивирующей силой, улучшающей субъективное "качество жизни" - эустресс, и ослабляющей - чрезмерный стресс - дистрессом. Вместе с тем надо учитывать, что положительные или обычные сти¬мулы, ведущие к эустрессу, встречаются гораздо реже отрицатель¬ных и практически их значение в плане клинических и тем более па¬тологических состояний сведено почти к минимуму».
«Особого рассмотрения, с точки зрения Дж. С. Эверли, зас¬луживает факт зависимости между стрессом и проявлением здоровья. Известно, что по мере усиления стресса улучшаются общее самочув¬ствие и состояние здоровья. Однако, продолжая нарастать, стресс до¬стигает своего апогея. Эту точку можно назвать оптимальным уров¬нем стресса, потому что, если стресс возрастает и дальше, он стано¬вится вредным для организма. Точка, в которой достигается оптималь¬ный уровень стресса индивидуума (т. е. максимальная толерантность к стрессу как к продуктивной силе), по-видимому, яв¬ляется функцией врожденных биологических, а также приобретенных физиологических и поведенческих факторов. Совершенно очевидно, что указанная зависимость позволяет нам согласиться с тем, что стресс, будучи особым типом состояний, может иметь нормальный, погра¬ничный и патологический уровни выраженности».
Не менее сложным вопросом, вызывающим противоречивые мне¬ния при разработке проблемы, является соотношение эмоций и стрес¬са. Разграничение их - задача чрезвычайно трудная. И неудивитель¬но, что некоторые исследователи стали отождествлять понятия стрес¬са и эмоций. «Так, М.В. Arnold пишет, что из-за своего подчерк¬нуто научного звучания понятие "психологический стресс" в после¬дние годы часто подменяло термин "эмоция". Другие исследователи исходят из того, что не все, а лишь определенные эмоции обусловли¬вают стрессовые состояния. Это главным образом гнев и страх и их смешанные формы (Суворова В.В.). Наиболее удачно и верно, разрешил этот вопрос П.К. Анохин. Он сумел четко показать, какое отношение имеют эмоции к стрессу. Согласно теории функциональных систем, поведение любого живого существа, деятельность его тканей и органов неизменно направлены на дости¬жение каких-то полезных приспособительных результатов. Эмоции же Анохин считал пеленгом совпадения, достигнутого с образом желае¬мого. Если совпало - эмоция положительная, нет - отрицательная. А стресс это состояние, когда в конфликтной ситуации отрицательные переживания становятся стойкими. "Хаос внутри функциональных систем - вот что такое стресс", - считает он».
Характерной тенденцией стало рассматривание стресса как осо¬бого состояние, близкого к аффектам, чувствам тревожности и др. Сообразуясь с этим, многие отечественные и зарубежные исследова¬тели рассматривают стресс как родовое понятие, созвучное с состоя¬нием отрицательных эмоций, возникающих в условиях депривации, препятствий или при перспективах их возникновения. Такое пони¬мание закреплено международной классификацией стресса, одобрен¬ной Всемирной организацией здравоохранения.
«Из-за неоднозначности трактовки понятия "стресс" многие уче¬ные и по сей день, предпочитают другие термины - "психическая на¬пряженность", "операционная и эмоциональная напряженность", "эмоциональное напряжение", "нервно-психическое напряжение", "психоэмоциональное напряжение". Некоторые из них (Губачев М.Ю. с соавторами) отождествляют со стрессом отдельные из этих поня¬тий, другие (Вальдман А.В. с соавт.) проводят четкую их диф¬ференциацию. Однако общим для всех является одно - реакция орга¬низма на воздействие определенной силы, что, по существу, является стрессом».

1.2. Эмоциональные реакции подростка на социальную ситуацию
Социальная ситуация как условие развития и бытия в подростковом возрасте принципиально отличается от социальной ситуации в детстве не по внешним обстоятельствам, а в большей мере по внутренним причинам. Подросток продолжает жить в семье (или в учреждении интернатного типа), он продолжает учиться в школе (или училище), он окружен по большей части темп же сверстниками. Однако сама социальная ситуа¬ция трансформируется в его сознании в совершенно новые ценностные ориентации - подросток начинает интенсивно рефлексировать на себя, на других, на общество. Теперь уже иначе расставляются акценты: се¬мья, школа, сверстники обретают новые значения и смыслы. Для подро¬стка происходят сдвиги в шкале ценностей. Все освещается проекцией рефлексии, прежде всего самые близкие: дом, семья.
Подросток, как правило, живет вместе со своей семьей. Он вошел в семью через свое рождение, привык к близким так, как привыкают к ним в детстве. Теперь наступает пора взаим¬ных оценок.
Обычно семья относится к подростку в соответствии со сложив¬шимися семейными (и родовыми) традициями. Здесь мы найдем про¬должение тех же стилей воспитания, которые были направлены на ребенка в детстве.
Семья с высокой рефлексией и ответственностью понимает, что ре¬бенок взрослеет и что с этим надо считаться, изменяя стиль взаимоот¬ношений. К подростку начинают относиться с учетом появившегося у него чувства взрослости. Не навязывая своего внимания, родители вы¬ражают готовность обсудить его проблемы. «Как дела у тебя, Петр?». «Я готов выслушать тебя, Петр». «Я могу тебе помочь в этом. Петр». В таком ключе взрослые из хорошо рефлексирующих семей выражают готовность к сотрудничеству с подростком. Главное в такой семье - сохранение столь желанного для подростка чувства самоуважения.
«Характер подростка из семьи с высокой рефлексивностью и ответ¬ственностью развивается вполне благополучно (если, конечно, здесь нет угнетающих это развитие предпосылок). Он строит свои отноше¬ния с окружающими (взрослыми и сверстниками) преимущественно по адекватно лояльному типу».
Семья отчужденная. В этой семье к подростку относятся так же, как и в детстве, - им мало интересуются, избегают общения с ним и держатся от него на расстоянии. Отчужденные родители уже сделали свой вклад в развитие характера своего ребенка: он или тоже стал носителем отчужденных форм поведения и обладателем отчужденной души, или у него сложился горький комплекс собственной неполно¬ценности. Тенденции развития его характера как способа взаимодей¬ствия с другими людьми уже отчетливо проявляют себя: превалируют нигилистические реакции, ажиотированная агрессия или неадекватная лояльность, пассивный стиль поведения.
«Подросток в такой семье чувствует себя лишним. По большей час¬ти он устремляется на улицу к своим сверстникам, где ищет удовле¬творения в общении. Стиль общения со сверстниками дублирует, как правило, способы его взаимодействия в семье».
Семья авторитарная по сложившимся стереотипам продолжает предъявлять подростку те же жесткие требования, что и в детстве. Обычно, если это было принято ранее, здесь продолжают применять и физические наказания (в детстве- шлепали, теперь могут «врезать»). «В авторитарной семье подросток так же одинок, несчастен и неуверен в себе, как и в детстве. Однако тенденции развития его характера уже отчетливо вырисовываются: он становится носителем авторитарного способа взаимодействия с людьми или, напротив, демонстрирует униженную неадекватную лояльность, пассивность, за которой стоит высокая невротизация неуверенного в себе подростка».
Семья с попустительским отношением. В такой семье продолжает господствовать принцип вседозволенности: подросток уже давно «сел на голову» родителям и хорошо освоил способы манипулирования ими. Эгоизм и сопутствующая ему конфликтность- основные харак¬теристики характера подростков из таких семей. Здесь подросток не¬счастлив вдвойне: сам по себе возраст - уже кризис личностного раз¬вития плюс еще недостатки, сформированные в его личностной пози¬ции отношениями вседозволенности, чего ему никогда не предложит действительная жизнь.
«Подросток из семьи с попустительским стилем отношения к нему обычно не усваивает позитивных форм общения: адекватная лояль¬ность ему не известна. Он опирается на те способы воздействия на других, которые успешно питали его эгоизм все годы жизни в семье, -агрессию (которая выражается в необоснованной нетерпимой требо¬вательности - «Я так хочу!», «Я сказал!») и нигилизм».
Семья гиперопекающая. Подросток в такой семье вырос под при¬стальным вниманием и заботой родителей, у которых масса своих внутренних проблем, возникающих по большей части на основе лич¬ных трагедий и комплексов. С подростком родители по-прежнему не расстаются, опекают его не только извне, но стремятся завладеть и его душевными переживаниями. Здесь подросток, как и в детстве, неуве¬рен в себе. В случае необходимости он не может дать отпор, но и не может сам построить позитивные отношения. Он пассивен, принуж¬денно лоялен. Он инфантилен по своим социальным реакциям и на эту его особенность уже реагируют сверстники, дающие ему детские про¬звища типа «Малыш», «Маменькин сынок», «Детский сад» и др.
Описанные стили отношений к подростку демонстрируют лишь тенденции условий развития личности в подростковом возрасте. Реальная жизнь может быть мягче, благополучнее, но и жестче, ужаснее, непостижи¬мее. В семье может быть одновременно множество разнообразных стилей общения, обусловленных неоднородностью культурных уров¬ней ее членов (дедушек, бабушек, родителей, других родственников). Подросток может стремиться к идентификации со своими родителя¬ми, но может занимать и отчужденную позицию.
Вероятность жить в идеальных условиях семьи для подростка весьма затруднительна еще и потому, что он теперь сам начинает про¬дуцировать свои способы общения, усвоенные в семье, что нередко настораживает и изумляет родителей: «Как ты смеешь со мной так разговаривать!», «Молоко на губах не обсохло, а он туда же!» и т.д. Привыкнув к полной зависимости своего ребенка в детстве, родители на первых порах не согласны выпустить своего ребенка с отведенного для него места. Однако нормальные, здоровые психически, любящие родители все-таки стремятся решать возникающие проблемы со свои¬ми подросшими детьми. Они всеми силами стараются обеспечить под¬ростку чувство защищенности, условия для нормального существова¬ния и развития.
В то же время подросток, отчуждаясь от родителей и одновременно любя их по-прежнему, учится учитывать очень разные планы челове¬ческих чувств и поступков. Он учится заново - теперь уже на уровне возрастной отчужденности - строить новые отношения со своей семь¬ей - с теми, кто растил и заботился о нем - по своему разумению. Че¬рез жизненные коллизии в семье подросток открывает, что мир не делится на «белое» и «черное», что нельзя просчитать отношения чис¬то арифметически. Конечно же, к этим простым открытиям подросток подходит не вдруг. Но он начинает накапливать опыт и учится пони¬манию и компромиссам.
Подростки, живущие в деградирующих семьях, где родители дерут¬ся, принимают алкоголь, наркотики, распутничают, обычно заража¬ются этими недугами еще в детстве. Подросток может быть причислен к алкоголизирующей или наркотизирующей группе, если подобные проступки повторяются достаточно часто (1-2 раза в месяц). Но даже если он только попробовал из рук потерявших контроль родителей запретного зелья, он преступил тем самым нормативные обществен¬ные запреты. Для подростка, еще не вкусившего запретного зелья, мотивационная готовность к употреблению алкоголя или наркотиков также чрезвычайно велика. В отдельных счастливых случаях подрос¬ток из алкоголизирующей, наркотизирующей или распутной семьи начинает столь активно противостоять деградации, что ему хватает духовных сил вырваться из предложенных жизнью условий существо¬вания и идти своим путем.
В неполной семье (здесь чаще нет отца) подросток начинает себя чув¬ствовать особенно некомфортно. Ведь именно в этот период возникает острое чувство потребности в отце, ибо половая идентификация у под¬ростков осуществляется в соотнесении себя с родителями обоего пола. Кроме того, для подростка очень значима его общая социальная ситуа¬ция, которая формируется, помимо прочего, и составом семьи. Наличие обоих родителей положительно представляет подростка в среде ровес¬ников. Отсутствие отца ослабляет его социальную позицию.
Подросток в приемной семье - сложная проблема для подростка, осо¬бенно, если он знает, что его отец и мать не являются биологическими родителями. Если же ему повезло и он обрел хорошую семью, он все-таки постоянно испытывает внутреннее напряжение и неуверенность в том, как к нему относятся его приемные родители. В то же время его волнует и то, как оценивают лично его сверстники в связи с тем, что он не имеет кровной семьи.
«Особая проблема в современной российской семье - взаимоотно¬шения по поводу финансовой зависимости подростка. До недавнего времени (до 1991 г.) подростки в подавляющем числе случаев полно¬стью зависели от финансового положения семьи и от педагогических взглядов родителей относительно карманных денег подросшего чада. Взрослые нередко пользовались этим «рычагом», стремясь привести своего ребенка к повиновению. Подросток зачастую попадал в тупи¬ковое положение: он жаждал свободы и не мог избавиться от столь обидной финансовой зависимости. Последствия такой ситуации ока¬зывались печальными: они приводили к побегам из дома, к воровству, к групповому ограблению, случалось - и к попыткам самоубийства. Конечно, не только финансовые проблемы были и остаются источни¬ком конфронтации в семье взрослых и подростка».
Сегодня экономическая ситуация иная; подростки могут сами че¬стно подработать, продавая газеты, моя машины, работая курьерами и т.д. Однако возможность подработать самостоятельно может внести в семейные отношения и определенную напряженность. Родители, подогревающие мысль о том, что «мы тебя кормим и поим, одеваем и обуваем», рискуют тем. что однажды, почувствовав себя «экономи¬чески самостоятельным», подросток громогласно, с циничной ухмыл¬кой предложит возместить расходы или отделиться и питаться и оде¬вать себя отдельно. Кроме этого напряженность в семье могут вы¬звать и внешние социальные проблемы.
Обретение финансовой самостоятельности в наше время весьма опасно для подростков с социальной и психологической точек зрения. В России для них нет пока традиционных способов зарабатывания денег. Подросток может легко оказаться втянутым в теневые финан¬совые отношения взрослых. Поэтому проблема «Дети и деньги» весь¬ма актуальна для каждой семьи, в которой подрастают дети.
Особые условия жизни в подростковом возрасте - пребывание в учреждениях интернатного типа. Если подростки находятся здесь с первых лет (с младенчества) и раннего возраста, они адаптируются к жизни в таком учреждении. Они достаточно хорошо чувствуют специфику взаимо¬отношений служащих здесь взрослых, ориентируются в официальной и неофициальной их иерархии и, исходя из реального их поведения, хорошо знают им цену. В то же время подросток, живущий в интерна¬те, достаточно тонко ориентируется в иерархии межличностных от¬ношений и интуитивно стремится найти в ней свое место. Как об этом уже говорилось выше, еще в детстве у детей стихийно складывается детдомовская солидарность, выражаемая в позиции «Мы». Это пси¬хологическое образование хотя и возникает в детстве, но по-настоя¬щему формируется именно в подростковом возрасте. «Свои» пользуются защитой вне дома перед теми, кто из семьи, — это «чужие». Здесь особая норма¬тивность: чужого можно провести (и это будет предметом особой похвальбы). При этом детдомовский подросток вполне отдает себе отчет в возможных последствиях.
«У подростков, лишенных родительского попечительства, масса проблем, которые неведомы их сверстникам из нормальной семьи. Эти подростки психологически отчуждены от людей («Они»), и это дает им свободу к правонарушениям. Скученность во всех помещени¬ях приводит к необходимости постоянно контактировать с другими, что создает эмоциональное напряжение, тревожность и одновременно усиливает агрессию. В условиях интерната у подростков складывается агрессивный, игнорирующий или пассивный тип поведения и эмоцио¬нального реагирования. Адекватный лояльный тип поведения форми¬руется крайне редко, если подросток обладает внутренней силой и его ценностные ориентации направляют его на идентификацию с идеалом или с реальным человеком, счастливо встреченным им».
Подросток, попавший в интернат из хорошей семьи в результате трагических обстоятельств (неожиданная смерть обоих родителей, например), оказывается вдвойне несчастным: с одной стороны, он страдает из-за столь трагического сиротства - неожиданного лишения родителей, с другой - из-за новых, неведомых для него условий суще¬ствования. В учреждении интернатного типа стиль взаимоотношений и взрослых и детей ужасает его. Подросток в силу малого жизненного опыта, несформированности его как личности ощущает свое пребы¬вание в интернате как краху всей своей жизни. Чувствуя принципиальное отличие новенького, прибывшего из благополучной семьи, собст¬венно интернатские подростки могут начать притеснять его, мстя ему за его благополучную прежнюю жизнь. Здесь много нюансов - ведь каждый вновь поступивший привносит в общение сверстников свою культуру, свою особую личность из другой, также особой жизни. Од¬нако сильный духовно, лидер по натуре, новенький может повести за собой своих сверстников из детского дома.
Как бы ни складывались условия жизни в подростковом возрас¬те, ориентация на семью и потребность в ней в этот период жизни чрезвычайные.
В школе. В подростковом возрасте, как и в детстве, подросток продолжает по¬сещать школу. Однако в подростковом возрасте меняется внутренняя позиция по отношению к школе и учению. Так, если в детстве, в младших классах, ребенок был психологически поглощен самой учебной деятельностью, то теперь подростка в большой мере занимают собственно взаимоот¬ношения со сверстниками. Именно взаимоотношения становятся ос¬новой внутреннего интереса в подростковом возрасте.
Подросток, не игнорируя ученье, придает особое значение обще¬нию. В общении со сверстниками он расширяет границы своих зна¬ний, развивается в умственном отношении, делясь своими знаниями и демонстрируя освоенные способы умственной деятельной. Обща¬ясь со сверстниками, подросток постигает разные формы взаимо¬действий человека с человеком, учится рефлексии на возможные результаты своего и чужого поступка, высказывания, эмоциональ¬ного проявления.
Если в детстве - особая школа социальных отношений игра, то в отрочестве этой школой становится общение. Именно в этот период подросток учится осмысливать свои конформные и негативные реак¬ции на предлагаемые ситуации, отстаивать право на самостоятельный выбор возможного поведения, учится подавлять импульсивные дейст¬вия (какими бы они ни были: стереотипными, сложившимися в семье или идущими от непосредственной эмоциональной реакции на неожи¬данно новую для него ситуацию).
Так как большую часть времени подросток проводит в школе, то правильно считать, что в стенах школы создаются условия для разви¬тия его личности. Эти условия могут формировать взрослые. Взрос¬лый друг, взрослый кумир - довольно редкое явление в индивидуаль¬ной жизни подростка. В этом возрасте уважаемый взрослый чаще всего достояние подростковой группы, если это учитель, руководи¬тель спортивной секции, научного объединения и др. Другое дело - массовый кумир (например, певец). Он является предметом обожания многих, объединяя их одной общей эмоцией, что чрезвычайно ценно для подростков. И в том и в другом случае взрослые выступают для подростков в качестве некоего значимого человека, который становится предметом группового обожания и подражания. Очень важно поэто¬му, кто из взрослых занял этот пьедестал.
И все-таки для подростка наиболее значим другой подросток. «Подростки рвутся друг к другу, они жаждут общения. И самые сладкие часы их жизни, когда наконец-то они могут вновь встретиться. Это обычно происходит после школы. Вторая часть дня может проходить для подростка в более разнообразных условиях: дома, в спортивных клу¬бах, в творческих художественных объединениях, а также в местах, которые могут быть скрыты от контролирующего ока общественного мнения - будь то двор, лестничная площадка дома или поляна в лесу. Главное - сумерки и наступающая ночь не только доставляют эмо¬циональные чувства, но и подтверждают взрослость подростка, который оторвался от детства и теперь уже может себе позволить не идти спать, а быть с приятелями».
Конечно же, каждое историческое время дарует нам светлых подростков, которые размышляют о смысле жизни, о духовном в челове¬ке, о своем предназначении в жизни, как и обо всем другом, цени¬мом человечеством во все времена. Ведь подростков окружают жи¬вопись, музыка, книги и прекрасные люди, готовые раскрыть перед ними духовное богатство человечества. Едва притронувшись к воз¬вышенному, подросток тут же стремится поделиться своими чувствами и мыслями со сверстником. Он же может не делиться- делиться это его сущностная особенность.
В то же время каждое историческое время формирует и других подростков, тяжелых для себя и окружающих, которые идут по жизни через темные стороны человеческого бытия. Эти подростки кучкуются возле злачных мест, присваивая агрессивные формы воздействия на окружающих. И здесь они делятся друг с другом своим опытом.
Для некоторых подростков именно в этом возрасте судьба как бы уже предопределена: разнополюсные ориентации в подростковом возрасте уже определили жизненный путь, внутреннее отношение к себе и другим. Но жизнь в действительности куда сложнее: неожиданные катаклизмы в один момент могут сломать подростка или долго не давать ему прийти в себя; в .то же самое время в жизни подростка может произойти такое событие, в результате которого он как бы заново увидит мир, в его сознании произойдет переворот и он станет «другим человеком».
Безусловно, социальная ситуация жизни подростка во многом опреде¬ляет его становление как личности. Но в ней самой нет тех определен¬ных условий, конкретных людей и обстоятельств, которые всякий раз со всей определенностью оказывали бы на подростка исключительно благотворное или исключительно негативное влияние. Да и сами подростки крайне редко бывают однозначно чистыми и духовными или «грязными» и «низменными»: сколь разнообразны условия жизни, столь многогранны и подростки.
Конкретное время, безусловно, определяет во многом ориентации сензитнвного к нему отрочества: «каковы веки, таковы и человеки». Однако время «сегодня» в действительности несет в себе пласты куль¬туры предшествующих поколений, в то же время вбирая в себя утопии и антиутопии, создаваемые человечеством, обращенным в будущее. Все это создает общий фон социальной ситуации, влияющей на разви¬тие личности подростка.
Социальная ситуация обладает таким разнообразием условий и все¬возможных провокаций для испытания подростком самого себя, что взрослый в силу уже сложившихся ценностей подчас не может даже их себе представить. Подросток может стремиться к самому прекрасному достоянию человеческого духа. Для этого он идет в консерваторию, в картинную галерею, в разнообразные музеи, едет в экспедиции в поис¬ках памятников архитектуры, путешествует и т.д. Он же может обследо¬вать катакомбы, искать контакты с бездомными в предвкушении неиз¬веданного, изучая меру человеческого падения. Можно сказать, что в подростковом возрасте происходит чрезвычайное расширение социальных условий бытия подростка: и в пространственном отношении, и в плане увеличе¬ния диапазона духовных проб. В отрочестве человек стремится пройти через все, чтобы затем обрести себя. Конечно, это опасное стремление для несформировавшейся личности. На этом пути без поддержки со стороны взрослого друга подросток может остаться в асоциальном пространстве, так и не поднявшись на высоты духовной жизни.

1.3. Особенности общения в подростковом возрасте
Общение подростка со взрослыми. В подростковом возрасте общение с роди¬телями, учителями и другими взрослыми начинает складываться под влиянием возникающего чувства взрослости. Подростки начинают оказывать сопротивление по отношению к ранее выполняемым тре¬бованиям со стороны взрослых, активнее отстаивать свои права на самостоятельность, отождествляемую в их понимании со взросло¬стью. Они болезненно реагируют на реальные или кажущиеся ущем¬ления своих прав, пытаются ограничить претензии взрослых по от¬ношению к себе.
«Несмотря на внешние противодействия, проявляемые по отноше¬нию к взрослому, подросток испытывает потребность в поддержке. Особо благоприятной является ситуация, когда взрослый выступает в качестве друга. В этом случае взрослый может значительно облегчить подростку поиск его места в системе новых, складывающихся взаимо¬действий, помочь оценить свои способности и возможности, лучше познать себя. Совместная деятельность, общее времяпрепровождение помогают подростку по-новому узнать сотрудничающих с ним взрослых. В результате создаются более глубокие эмоциональные и духов¬ные контакты, поддерживающие подростка в жизни».
В связи с легкой ранимостью подростка для взрослого очень важно найти формы налаживания и поддержания этих контактов. Подрос¬ток испытывает потребность поделиться своими переживаниями, рас¬сказать о событиях своей жизни, но самому ему трудно начать столь близкое общение.'
Большое значение в этот период имеют единые требования к под¬ростку в семье. Сам он больше притязает на определенные права, чем стремится к принятию на себя обязанностей. Если подросток почувст¬вует, что от него многого ожидают, он может пытаться уклониться от выполнения обязанностей под прикрытием наиболее «доброго» взрослого. Поэтому для освоения подростком новой системы отноше¬ний важна аргументация требований, исходящих от взрослого. Про¬стое навязывание требований, как правило, отвергается.
«В случаях, когда взрослые относятся к подросткам как к маленьким детям, они выражают протесты в различных формах, проявляют непод¬чинение с целью изменить сложившиеся ранее отношения. И взрослые постепенно под воздействием притязаний подростков вынуждены пере¬ходить к новым формам взаимодействия с ними. Этот процесс далеко не всегда проходит безболезненно, так как на восприятие взрослыми под¬ростков как подчиненных и зависимых от них влияет множество факто¬ров. Среди них необходимо выделить экономический фактор (подрос¬ток материально зависим от родителей) и социальный (подросток со¬храняет социальное положение ученика). В результате между подрост¬ками и взрослыми могут возникать конфликты».
Общение подростка во многом обусловливается изменчивостью его настроения. На протяжении небольшого промежутка времени оно может меняться на прямо противоположное. Изменчивость настрое¬ний ведет к неадекватности реакций подростка. Так, реакция эманси¬пации, проявляющаяся к стремлении высвободиться из-под опеки старших, может принимать под влиянием момента такие крайние формы выражения, как побеги из дома.
«Неустойчивость подростка, неумение оказать сопротивление дав¬лению со стороны взрослых зачастую ведут к «уходам» из ситуации. Поведение подростка также в определенной степени характеризуется детскими реакциями. При чрезмерных ожиданиях от подростка, свя¬занных с непосильными для него нагрузками, или при уменьшении внимания со стороны близких может следовать реакция оппозиции, характеризующаяся тем, что он разными способами пытается вернуть внимание, переключить его с кого-то другого на себя».
Характерными для подросткового возраста являются имитации чьего-либо поведения. Чаще имитируется поведение значимого взрос¬лого, достигшего определенного успеха, причем в первую очередь обращается внимание на внешнюю сторону. При недостаточной кри¬тичности и несамостоятельности в суждениях такой образец для под¬ражания может оказать негативное влияние на поведение подростка. Сравнительно редко проявляется у подростков отрицательная имита¬ция, когда определенный человек выбирается в качестве отрицатель¬ного образца. Зачастую это бывает кто-либо из родителей, причинив¬ших много горя и обид подростку.
Слабость и неудачливость в какой-либо одной области подрос¬ток стремится компенсировать успехами в другой. Причем сравни¬тельно часто встречаются формы гиперкомпенсации, когда для само¬реализации выбирается область деятельности, представляющая наи¬большие трудности.
В ряде случаев позиции взрослых по отношению к подростку не¬благоприятны для его развития. Так, авторитарная позиция по отно¬шению к подростку может стать условием, искажающим его психиче¬ское и социальное развитие.
Тяготы авторитарного стиля - это не только проблема отношений детей и родителей. За этим стоит формирующийся стиль отношения подростка к другим людям. Где, как ему кажется, он ненаказуем, под¬росток из авторитарной семьи обычно жестко общается со сверстни¬ками, выражает неуважение к взрослым, явно демонстрирует свою свободу, нарушая нормы поведения в общественных местах. С посто¬ронними людьми такой подросток или беспомощно застенчив (гово¬рит тихим голосом, опускает глаза), или расхлябанно дурашлив и неуважителен. В то же время в семье с благополучными отношениями подросток уже способен соответствовать общественным ожиданиям в сфере общения и быть достаточно прогнозируемым.
«Недостаток внимания, заботы и руководства, формализм взрослых болезненно воспринимаются подростком. Он чувствует себя лишним, ибо является источником обременяющих хлопот. Подросток в подоб¬ных случаях обычно начинает жить своей тайной жизнью».
Чрезмерная опека и контроль, необходимый, по мнению родите¬лей, также нередко приносят негативные последствия: подросток ока¬зывается лишенным возможности быть самостоятельным, научиться пользоваться свободой. В этом случае у него активизируется стремле¬ние к самостоятельности. Взрослые же нередко реагируют на это уже¬сточением контроля, изоляцией своего чада от сверстников. В резуль¬тате противостояние подростка и родителей лишь возрастает.
«Чрезмерное покровительство, стремление освободить подростка от трудностей и неприятных обязанностей приводят к дезориентации, неспособности к объективной рефлексии. Ребенок, привыкший к все¬общему вниманию, рано или поздно попадает в кризисную ситуацию. Неадекватно высокий уровень притязаний и жажда внимания не соче¬таются с малым опытом преодоления сложных ситуаций».
Вместе с тем многие подростки стремятся избегать конфликтов, пытаясь скрыть недозволенные поступки. Стремление к явным кон¬фликтам с родителями проявляется сравнительно редко. Скорее ис¬пользуются внешние формы отстаивания своей независимости, такие, например, как дерзость в общении. Подростка может привлекать ореол дерзости как символ его личной свободы. Однако подросток "в действительности сензитивен к культурным ожиданиям его поведения в отношении к родителям.
В каждой культуре есть доминирующий образ родителей, который, в свою очередь, контролирует позиции матери и отца в отношении к ребенку. «Так, американская ментальность выделяет образ «мамочки», который Э. Эриксон распознает по ряду признаков как исторически сложившийся феномен.
Признаки «мамочки» по Э. Эриксону:
1. «Мамочка»- бесспорный авторитет в вопросах нравов и нравственности в своем доме и (через клубы) в своей общине; тем не менее, она, так или иначе, позво¬ляет себе оставаться тщеславной в своем облике, эгоистичной в своих требовани¬ях и инфантильной в своих эмоциях.
2. В любой ситуации, где это расхождение приходит в столкновение с почтением, которого она требует от своих детей, она винит детей, но никогда не винит себя.
3. Таким образом, она искусственно поддерживает то, что Рут Бенедикт (Ruth Benedict) назвала разрывом между статусом ребенка и статусом взрослого, без наделения этой дифференциации более высоким смыслом, проистекающим из высшего примера.
4. Она демонстрирует непреклонную враждебность к любому свободному вы¬ражению самых наивных форм чувственного и сексуального удовольствия со стороны своих детей и достаточно ясно дает понять, что их отец, с его сексуаль¬ными притязаниями, смертельно ей наскучил. Однако сама, по-видимому, вовсе не расположена с возрастом жертвовать такими внешними знаками сексуальной конкуренции, как слишком молодежные наряды, ужимки эксгибиционизма и макияж. Вдобавок у нее развивается жадный интерес к сексуальным проявлениям в книгах, фильмах и разговорах.
5. Она учит воздержанию и самоконтролю, но сама не способна ограничить по¬требление лишних калорий хотя бы для того, чтобы влезать в те самые наряды, которые она предпочитает.
6. Она ожидает, что ее дети не будут давать себе никаких поблажек, тогда как сама ипохондрически обеспокоена собственным благополучием.
7. Она стоит стеной за высшие ценности традиции, хотя сама не хочет становиться «старушкой». На самом деле она смертельно боится того статуса, который в прошлые времена был плодом богатой жизни, а именно статуса бабушки».
Пожалуй, этого будет достаточно, чтобы показать: «мамочка»- это образ женщи¬ны, в жизненном цикле которой остатки инфантильности соединяются с рано насту¬пившей старостью, вытесняя средний диапазон женской зрелости, в результате чего она становится эгоцентричной и косной. Фактически как женщина и как мать она не доверяет своим собственным чувствам. Даже ее сверхозабоченность вызывает вместо доверия прочное недоверие.
«Немецкая ментальность выделяет образ «немецкого отца», кото¬рый выступает в роли главы и тирана, преданного государству чело¬века. Отчужденность и строгость «немецкого отца» традиционно воз¬рождаются из истории культуры».
«Российская ментальность состоит в неоднозначности образов ро¬дителей - ведь Россия безгранично распростерта в разных параллелях и меридианах Востока и Запада северных и южных широт, в разных этнических (более 200) и религиозных воплощениях».
Описанные выше стили родительского общения и воспитания дают возможность представить варианты условий, создавае¬мых подросткам родительскими семьями и школьными учителями. Именно разнообразие стилей, которое получает подросток в каждо¬дневном общении со взрослыми, обучает его стратегиям общения в реальном взаимодействии людей.
Общение со сверстниками. В подростковом возрасте, как хорошо известно, об¬щение со сверстниками приобретает совершенно исключительную значимость. В отношениях исходного возрастного равенства подрост¬ки отрабатывают способы взаимоотношений, проходят особую шко¬лу социальных отношений.
В своей среде, взаимодействуя друг с другом, подростки учатся рефлексии на себя и сверстника. Взаимная заинтересованность, совме¬стное постижение окружающего мира и друг друга становятся само¬ценными. Общение оказывается настолько притягательным, что дети забывают об уроках и домашних обязанностях. Связи с родителями, столь эмоциональные в детские годы, становятся не столь непосредст¬венными. Подросток теперь менее зависит от родителей, чем в детст¬ве. Свои дела, планы, тайны он доверяет уже не родителям, а обретен¬ному другу. «При этом в категорической форме отстаивает право на дружбу со своим сверстником, не терпит никаких обсуждений и ком¬ментариев по поводу не только недостатков, но и достоинств друга. Обсуждение личности друга в любой форме, даже в форме похвалы, воспринимается как покушение на его право выбора, его свободу».
В отношениях со сверстниками подросток стремится реализовать свою личность, определить свои возможности в общении. Чтобы осу¬ществлять эти стремления, ему нужны личная свобода и личная ответ¬ственность. И он отстаивает эту личную свободу как право на взрос¬лость. При этом по отношению к родителям подросток, как правило, занимает негативную позицию.
Успехи в среде сверстников у подростков ценятся всего более. В подростковых объединениях в зависимости от общего уровня разви¬тия и воспитания стихийно формируются свои кодексы чести. Конеч¬но, в целом нормы и правила заимствуются из отношений взрослых. Однако здесь пристально контролируется то, как каждый отстаивает свою честь, как осуществляются отношения с точки зрения равенства и свободы каждого. Здесь высоко ценятся верность, честность и кара¬ются предательство, измена, нарушение данного слова, эгоизм, жадность и т.п.
«Нормативность в подростковых группах формируется стихийно, контроль за ней осуществляется в максималистских формах. Если подросток подвел, предал, бросит, он может быть избит, ему могут объявить бойкот и оставить в одиночестве. Подростки жестко оцени¬вают сверстников, которые в своем развитии еще не достигли уровня самоуважения, не имеют собственного мнения, не умеют отстаивать свои интересы».
Перечисленные подростковые ориентации в общении, конечно же, в целом совпадают с ориентацнями взрослых. Однако оценка поступков сверстников идет более максималистично и эмоционально, чем у взрослых.
«При всей ориентации на утверждение себя среди сверстников под¬ростки отличаются крайним конформизмом в подростковой группе. Один зависит от всех, стремится к сверстникам и подчас готов выпол¬нить то, на что его подталкивает группа. Группа создает чувство «Мы», которое поддерживает подростка и укрепляет его внутренние позиции. Очень часто подростки для усиления этого «Мы» прибегают к автономной групповой речи, к автономным невербальным знакам; в этом возрасте подростки начинают носить одного стиля и вида одеж¬ду, чтобы подчеркнуть свою причастность друг к другу».
«В неформальных подростковых объединениях формируется (или заимствуется из старших по возрасту группировок) своеобразный сленг (англ. slang) или арго (фр. arg'o) - слова или выражения, упот¬ребляемые определенными возрастными группами, социальными прослойками. Сленг придает эффект усиления чувства «Мы» тем, что сокращает дистанцию между общающимися через идентифика¬цию всех членов группы общими знаками общения. Речь подростков может быть сплошь сленговая, но может иметь в обороте и 5-7 слен¬говых слов».


Скачать полную версию работы.


Получить СМС код


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 


 
Авторизация
Статьи
Архив
Рефераты
Дипломы
Курсовые
Голосование
Как Вы считаете, хватит ли знаний, которые даются в Вашем вузе для того чтобы в будущем можно было работать по специальности?
1) Да, знаний достаточно, вуз подготавливает квалифицированных специалистов.
2) Знаний хватает только частично
3) Знаний, которые даются в вузе не хватает для работы по специальности
4) Знания, даваемые в вузе малы, но возможность работы по специальности существует.
5) Нет, количество знаний, которые можно было бы потом применить на практике при трудоустройстве ничтожно мало.

Спонсоры