Тема Ответов Просмотров Дата Ответ от
Где найти курсовую 2 74287 19 марта 2010 18:36 Андрей10
Откуда реферат? 1 10679 19 марта 2010 18:33 Андрей10
Ваша специальность 0 10074 19 марта 2010 18:23 Поганка
Кто заказывал дипломы 10 31802 19 марта 2010 18:18 Поганка
Недоработанный диплом 2 13149 16 марта 2010 10:36 Наденька
 
|
Категория: Курсовые
 
Содержание
Введение 2
Глава 1. Теоретические и методологические аспекты дешифровки древних текстов 4
1.1. Что такое дешифровка 4
2.2. Процесс дешифровки 5
Глава 2. Научные исследования дешифровки древних текстов 9
2.1. Кто занимался дешифровкой? 9
2.2. Дешифровка древнеегипетской иероглифической письменности Жаном-Франсуа Шампольоном 12
Заключение 19
Глоссарий………………………………………………………………………………...20
Список использованной литературы 21
Приложение 1 22
Приложение 2 23
Приложение 3 24
Приложении 4 25

Введение

Решительно нет никакой возможности понять пути развития человеческого общества в отрыве от его жгучего стремления к тайнам. Без тайн не может быть не только государства, но даже малой общности людей - без них нельзя выиграть сражение или выгодно продать товар, одолеть своих политических противников в жесткой борьбе за власть или сохранить первенство в технологии. Тайны составляют основу науки, техники и политики любой человеческой формации. История хранит так много секретов, что просто удивительно, до чего людям они необходимы. Служба безопасности пытается делить их на ряд уровней: от "для служебного пользования" до "совершенно секретно" и "сугубо доверительно".
Изобретенная тысячелетия назад письменность обладает свойством вседоступности, которое, в зависимости от получателя сообщения, можно рассматривать как полезное или как вредное. Одни лингвисты считают их остатками древней системы письменности - чертами и резами, вытесненной кириллическим алфавитом, другие - культовыми или календарными знаками и лишь немногие - настоящими шифрами. Действительно, почему бы запись на бересте или на еще не обожженном сосуде не мог сделать ребенок, не знающий грамоты, но стремящийся подражать взрослым? Но надписи на украшениях, колоколах, оружии или деревянных идолах, несомненно, принадлежат взрослым и осмысленны. Кроме того, есть двуязычные тексты, выполненные резами и буквицей. Поэтому древние системы письменности хоть и слабо, но известны. Даже древние записи музыки, выполненные крюками хоть и неоднозначно, но читаются.
В данной работе мы исследуем историю дешифровки, науки, занимающейся восстановлением древних текстов, принципы дешифровки, основанные на опыте таких известных дешифровщиков, Ж.Ф. Шампольон, В. Шпигельбергу, А.Эрман, К.Зете, Г. Шефер, Г. Грапов, Г. Штейндорф.
Исследование дешифровки древних текстов имеет огромное научное значение, так как это позволит исследователям ответить на многочисленные вопросы, стоящие перед современной историей и лингвистикой. Вопросы эти связаны с происхождением идеи письма, возникновением первых систем письменности, их эволюцией, выявлением степени их родства и закономерностей развития. Научная значимость и актуальность исследований дешифровки древних текстов обусловили выбор темы данной курсовой работы.
Целью данной курсовой работы является изучение процесса дешифровки древних текстов.
Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач:
• дать понятие дешифровки;
• изучить процесс дешифровки;
• рассмотреть ученых занимавшихся дешифровкой;
• раскрыть исследования дешифровкой на примере древнеегипетской иероглифической письменности.
Объектомe исследования выступаютeработы ученых в области дешифровки древних текстов.
В курсовой работе используются графические методы изучение дешифровки древних текстов.
Предмет исследования – древние тексты.

Глава 1. Теоретические и методологические аспекты дешифровки древних текстов
1.1. Что такое дешифровка

В строго научном понимании дешифровка означает отождествление знаков исследуемого письма (текста) со словами языка, записанного, как предполагается, при помощи этих знаков или их сочетаний, совокупность которых в разнообразных комбинациях и составляет изучаемое письмо.
Дешифровка – это восстановление понимания забытых письменностей и языков. Отправным пунктом многих дешифровок (а они приходятся на конец XVIII-XX вв.) служили билингвы – параллельные тексты на двух языках, один из которых известен и понятен, а другой нет. Иногда имелись трилингвы – тексты на трех языках. Начальный этап дешифровки при помощи билингвы (или трилингвы) сводился к распознаванию в неизвестном тексте знаков или слов, соответствующих знакам или словам известного языка, на котором был написан один из параллельных текстов. Поскольку, как правило, в древних текстах содержались имена людей, то исследователи стремились, прежде всего, отыскать в неизвестном тексте все те имена, которые имелись в известном. Тем самым устанавливалось чтение ряда письменных знаков. Если неизвестный текст был записан неизвестным же письмом. Если же письмо было известным. То найденные собственные имена образовывали опорные пункты для дальнейшего хода дешифровки, т. е. для нахождения звучания слов, примыкающих к собственным именам, например, согласующихся с ними в падеже или управляющих ими.
Прочтение имен собственных и ряда других слов, содержащих те же письменные знаки, иногда приносило исследователю радостное открытие: оказывалось, что язык, на котором записан текст, относится к числу хорошо известных; в этом случае дешифровка завершалась очень быстро .

2.2. Процесс дешифровки

Процесс дешифровки текста чрезвычайно усложняется, теряет свой однократный и конечный характер, приближаясь к знакомым нам актам семиотического общения человека с другой автономной личностью.
Понимание текста должно учитывать такую черту текста, как «лингвистическую выраженность». Согласно концепции Лотмана, на фоне циркулирующих в коллективе языковых сообщений, воспринимаемых как не-тексты, выделяется группа текстов, «обнаруживающих признаки некоторой дополнительной, значимой в данной системе культуры, выраженности». Даже допуская существование объективных, внетекстовых исторических процессов, мы должны признать, что история имеет дело только с теми, которые имеют ценность и значимость для данной культуры, а все прочие как бы не существуют и во внимание исследователем не принимаются. «Когда некоторая система истин и ценностей перестает восприниматься в качестве истинной и ценностной, возникает недоверие к тем средствам выражения, которые заставляли воспринимать данное сообщение как текст». Так произошло с учебниками по истории, написанными в соответствии с марксистской идеологией. «В этих условиях возникает вторичное - перевернутое - соотношение: для того чтобы сообщение воспринималось как ценное и истинное (то есть как текст), оно не должно иметь выраженных признаков текста. Только не- текст может в этих условиях выполнять роль текста. Не случайно популярностью в 90-е годы пользовались работы не профессиональных историков, а журналистов, писателей и т.д.
В культурах с одной, общей для всех текстов точкой зрения, и исторические тексты не отличались сложностью объяснения (например, в античности, средневековье). Современность изобилует иерархией типов текстов, сложной их парадигмой, чему будет соответствовать ценностное отношение между типами текстов и разные системы понимающей стратегии. Исторические тексты - на что указывают многие историки- чрезвычайно многообразны. Есть развернутые метанарративы, которые охватывают все сферы истории: например, «История цивилизаций» А.Тойнби, тексты, описывающие правление Екатерины П, «История Французской революции» Томаса Карлейля. Другие исторические тексты - не эквивалентны всему метанарративу: например, история какого-либо движения, деятельности политической организации и т.д.
Историческое понимание как понимание прошлого, выражается в наличии исторической и культурной дистанции между интерпретатором и автором текста. Автор текста может быть отделен от интерпретатора языковыми, пространственными и временными границами различных культур. В историческом познании временное дистанционирование - обязательный и существенный аспект предмета познания. Историческое знание, зафиксированное в составляющих текст единицах, теряет свои остенсивные референты. Так историческая реальность - прошлое, о котором повествуют исторические источники - это то, чего объективно в настоящем нет. Это происходит и по отношению к автору, ибо текст уже дистанцирован от автора и его культурного горизонта, - и к интерпретатору текста. Дело доходит до сомнения в возможности понимания иной и человеческого опыта при отсутствии общего предметного мира. Не случайно в методологии исторической науки существует точка зрения о принципиальной невозможности объективного исторического познания .
Одним из элементов понимания является «предпонимание» - то есть наличие у исследователя неявной предварительной информации, которая определяется социальными условиями, и составляющими это «предпонимание» неявно содержащееся в основе наших восприятий. Привычность и общепринятость выражения обеспечивает его понимание, здесь не требуется каких-то специальных соглашений. Практически каждый текст содержит в себе предложения, имеющие смысл по отношению различным условиям его создания, например, употребляемому языку, авторской задаче, точке зрения, замыслу - это называете, подтекстом. Подтекст в зависимости от вида исторического текста (автобиография, летопись, воспоминания, хроники, научная работа) - получает ту или иную представленность в тексте. Но все же культурноисторический контекст, в том числе неявные предпосылки авторского видения во многих случаях не представлены в тексте.
Принципы расшифровки забытых письменностей:
• Сильно помогает наличие двуязычных документов, написанных на расшифровываемой письменности и другой, известной. Именно Розеттский камень (Приложение 3), попав в руки Шампольону, помог ему расшифровать египетскую письменность.
• Необходимо иметь достаточное количество документов, чтобы можно было оценить общее число используемых в письменности символов. Это позволяет делать предположения по поводу одного из первых вопросов расшифровки: какой была система — алфавит (несколько десятков символов), слоговая азбука (порядка сотни) или идеографическая (несколько тысяч)?
• Очень важно правильно определить группу языков, к которой принадлежит расшифровываемый. В особенности верно при расшифровке фонетических письменностей. Линейное письмо Б позволила расшифровать гипотеза, что оно записывало греческий язык. Аналогично, догадка о близости угаритского языка с ивритом привела к разгадке угаритского алфавита (Приложение 1). А этрусский язык не поддается расшифровке именно потому, что не удается найти язык, родственный ему.
• Не стоит придавать большого значения форме букв. Практически все известные системы оперируют одним и тем же набором примитивов (круг, крест, черточка и т. п.) Необходимо искать внутреннюю структуру слов и фраз, выделять повторяющиеся конструкции и, по возможности, предлагать их интерпретации. Этот же принцип используется при раскодировании шифрованных сообщений — не зря линейное письмо Б было расшифровано архитектором по профессии М. Вентрисом (Приложение 4).
Таким образом, знание, объективированное в тексте, выступает как относительно независимое - как от автора и исследователя текста, так и от непосредственной отнесенности к внешнему миру. Все указанные особенности текста как предметного посредника в передаче исторического опыта детерминируют и исходные пункты процесса его понимания.

Глава 2. Научные исследования дешифровки древних текстов
2.1. Кто занимался дешифровкой?

Именно в России, давшей миру гениальных представителей во всех областях науки, литературы и искусства, сразу же, раньше, чем в странах Западной Европы, сумели по достоинству оценить все значения открытия Шампольона. В труде И.Г.Лившица, крупного советского египтолога, «Дешифровка египетских иероглифов» даётся наиболее полное, основанное на изучении первоисточников, изложение истории египтологии, начиная с предшественников Шампольона и кончая трудами французского учёного .
После смерти Шампольона египетскую письменность успешно продолжали изучать и другие ученые: немцы Р.Лепсиус и соста¬витель первого большого египетского словаря Г. Бругш, поло¬живший начало изучению демотического письма; англичане С.Бэрч, Ч.Гудвин и П.Лепаж-Ренуф; французы Ф.Ж.Паба, Э-дэ Руже и Э.Ревийю, продолжатель дела Г.Бругша. Много внимания уделил исследованию египетского языка один из крупнейших египтологов конца XIX - начала XX столетия француз Г.Масперо. Работы этих ученых-египтологов, немало способствовавшие пониманию и изучению египетского языка, в настоящее время в большинстве случаев устарели.
Начало подлинно научному исследованию египетского языка было положено крупнейшим ученым, профессором берлинского университета А.Эрманом (1854-1937), который установил и опре¬делил многие грамматические формы. Представители берлин¬ской школы египетской филологии — А.Эрман и его ученики К.Зете, Г.Шефер, Г.Грапов, Г.Штейндорф и другие - внесли огром¬ный вклад в науку. А.Эрман составил по существу первую отве¬чающую требованиям современной филологии научную граммати¬ку среднеегипетского языка (выдержала четыре издания; послед¬нее - в 1928 г.), а также грамматику новоегипетского языка (два издания), которая служит настольным пособием для каждо¬го египтолога. Сравнительно недавно появилась специальная грамматика языка Древнего Царства, подготовленная одним из представителей младшего поколения берлинской школы — Э.Эделем.
С именем К.Зете связаны огромные успехи в исследовании и понимании языковых форм, следовательно, и издании египет¬ских текстов. Его капитальный трехтомный труд о египетском глаголе до настоящего времени является од ним из основных достижений египетской филологии. Ему принадлежит множество цен¬ных работ, посвященных отдельным проблемам египетского язы¬ка и письма.
Немецкими учеными А.Эрманом и Г.Граповым (по инициати¬ве А.Эрмана) при активном участии крупнейших египтологов мира издан капитальный пятитомный словарь египетского языка, со¬ставленный на основании огромной картотеки (свыше полутора миллионов карточек), которая отображает почти все известные тексты, как иероглифические, так и иератические. Словарь до¬полнен пятью томами так называемых Belegstellen, в которых приводятся ссылки на источники. Кроме того, в 1950 году вышел из печати «Немецко-египетский указатель слов» к словарю египет¬ского языка.
Последователем берлинской школы является школа английско¬го филолога А.Гардинера — автора самой полной грамматики среднеегипетского языка, вышедшей уже тремя изданиями (послед¬нее — в 1957 г.). А.Гардинеру и его ученикам – Э.Питу, Р.Фолькнеру, Г.Ферману, Б.Ганну, Я.Черному и другим - принадлежит мно¬жество интереснейших филологических исследований. Во Фран¬ции разработкой египетской филологии в последнее время занимались Э.Дриотон, Ж.Клэр, а также (ныне покойный) Г.Лефевр и другие; в Чехословакии - Ф.Лекса и З.Жаба; в ГДР - Г.Грапов, Ф.Хикце, В.Вестендорф; в ФРГ - Э.Эдель, В.Хельк, Г.Бруннер и др.; в Дании — К.Сандер-Хансея и А.Фольтен.
В исследовании иератической палеографии огромную роль сыграли труды Г.Мёллера: трехтомный систематический указа¬тель иератических знаков и их иероглифических эквивалентов, хрестоматия иератических текстов, а также отдельные работы ученых Э.Дево, А.Гардинера и др.
Большие заслуги в исследовании сложного демотического письма принадлежат ученым В.Шпигельбергу (Германия), Ф.Гриффису (Англия), М.Малинину (Франция), В.Эриксену (Дания), В.Эджертону (Америка) и др.
В России вопросами египетской филологии в конце XIX — начале XX в. занимались В.С.Голенищев и О.Э.Лемм. В.С.Голенищев не только издатель многих уникальных и важных для науки текстов, но и автор ряда статей по различным разделам египетской филологии, опубликованных в иностранных журна¬лах. Ему же принадлежит большое, к сожалению до сих пор не изданное, исследование о египетском синтаксисе (рукопись на¬ходится во Франции). О.Э.Лемм известен как глубокий исследо¬ватель коптских рукописей и составитель одной из первых хре¬стоматий иероглифических текстов. Крупнейшим исследователем коптской филологии и автором многочисленных, признанных ми¬ровой научной общественностью работ в этой области являлся член-корреспондент Академии наук СССР П.В. Ернштедт. Им изданы древнейшие коптские рукописи собраний музеев СССР.
Проблемам египетской филологии много внимания уделял известный советский археолог В.В.Струве; он первый занялся изучением демотических текстов, хранящихся в музеях нашей страны. В 1958 году издательством Ленинградского государственного университета под редакцией В.В.Струве была выпущена грамматика среднеегипетского языка, составленная Н.С.Петровским, - первая египетская грамматика, написанная советским учёным. Это не только учебное пособие, но и серьёзное исследование, содержащее новые интересные положения и мысли. В издании Ленинградского университета вышли также хрестоматия иероглифических текстов, составленная М.А.Матье (1948), хрестоматия иератических текстов, составленная И.М.Лурье (1948), преимущественно по материалам Г. Мёллера .
2.2. Дешифровка древнеегипетской иероглифической письменности Жаном-Франсуа Шампольоном

Ключ к чтению египетского иероглифического письма был найден гениальным французским учёным Жаном Франсуа Шампольоном (1790-1832), которого справедливо считают основателем египтологии. Шампольон не только сумел впервые правильно расшифровать египетские иероглифические надписи, но и составить первую грамматику египетского языка и первый египетский словарь. 22 сентября 1822 года Шампольон пишет письмо на имя секретаря Французской академии надписей господина Дасье, в котором подробно излагает о своём открытии. Извлечение из этого письма было прочитано в королевской Академии надписей и изящной словесности 27 сентября этого же года и помещено в октябрьском номере Journal des Savants.
Ему удалось с очевидностью доказать, что оба вида письма, иератическое и демотическое, не являются целиком алфавитными, как было принято думать, но часто имеют также идеографический характер, т. е. выра¬жают то понятия, то звуки языка. Что касается, в частности, демотического письма, то достаточно было «драгоценной» Розеттской надписи, чтобы распознать его в целом.
Истолкование демотического текста Розеттской надписи при помощи сопровождающего его греческого текста позво¬лило французскому учёному установить, что египтяне пользовались известным количеством демотических письмен, которым они приписывали способность выражать звуки, для того чтобы вводить в свои тексты собственные имена и слова, чуждые египетскому языку. «Крайняя необходимость подобного установления в любой системе идеографического письма вполне понятна. Китайцы, пользующиеся идеографическим письмом, употребляют почти такой же прием, созданный по той же самой причине», - пишет Шампольон.
Розеттский памятник показывает нам применение этой вспо¬могательной системы письма, которую назвали фонети¬ческой, т.е. выражающей звуки, в собственных именах царей (Александр, Птолемей), цариц (Арсиноя, Береника) и других шести лиц.
Так как употребление этих фонетических знаков уже установлено в демотическом письме Шампольон заключил, что этот третий вид письма, собственно иероглифы, должен был иметь известное количество знаков, способные выражать звуки. Проще говоря, существовал также ряд фонетических иероглифов. Чтобы удостовериться в правильности своего вывода учёный сравнил два собственных имени греческих царей, написанных подлинными иероглифами, известных заранее и содержащих несколько букв, встречающихся и в том и в другом имени, как, например, Птолемей и Клеопатра, Александр и Береника и т.д .
В самом деле, как считает Шампольон, нельзя считать фонетическое письмо егип¬тян, будь то иероглифическое или демотическое, столь же установившейся и столь же неизменной системой, как наши алфавиты. Египтяне привыкли передавать свои понятия непо¬средственно: выражение звуков являлось в их идеографиче¬ском письме лишь вспомогательным средством, и когда слу¬чаи использовать его начали представляться чаще, они не преминули расширить свои средства выражения звуков, но отнюдь не отказались ради этого от идеографического элемента своих письменных систем, освященных религией и непре¬рывным применением в продолжение многих веков. Возможно, что они поступали в этом случае так же, как это делали при совершенно таких же обстоятельствах китайцы. Последние, чтобы написать слово, чуждое их языку, попросту брали те идеографические знаки, произношение которых, как им казалось, представляло наибольшую аналогию к каждому слогу или элементу иностранного слова, о транскрибировании кото¬рого шла речь. Понятно поэтому, что египтяне, желая выра¬зить гласный, согласный или слог иностранного слова, употребляли иероглифический знак, выражавший или изображав¬ший какой-либо предмет, название которого в разговорном языке содержало либо в целом, либо в его первой части звуки - гласный, согласный или слог, - о написании которых шла речь.
В Египте неизбежно могли существовать лишь две сис¬темы фонетического письма:
1. иероглифическое фонетиче¬ское письмо, употреблявшееся на крупных памятниках,
2. иератико-демотическое письмо, письмо греческих собственных имен среднего текста Розетты, которое, быть может, мы встретим когда-нибудь использованным для транскрибирования имен некоторых греческих или римских государей в свитках иератических папирусов.
Все, что мы только что изложили относительно возникновения, формирования и аномалий иероглифического фонетического алфавита, почти полностью применимо к демотико- фонетическому алфавиту. Эти две системы фонетического письма была так же тесно связаны между собой, как жреческая идеографическая система была связана с народной идеографической системой, являю¬щейся лишь эманацией первой, и с собственно иероглифиче¬ской, системой, от которой она вела свое начало. В самом деле, как мы уже упоминали выше, демотические буквы являются, в своем большинстве, лишь иератическими знаками самих фонетических иероглифов. Следовательно, по существу, между этими двумя алфавитами, иероглифическим и демотическим, нет никакого иного разли¬чия, кроме различия в форме знаков; значение же и самые основания для этого значения остаются теми же.
Фонетическое письмо было, следовательно, в употреблении у всех классов египетской нации, долгое время пользовавшихся им как необходимым пособием для трех идеографических методов.
Греческие и латинские авторы не оставили нам никаких точных сведений относительно фонетического письма египтян. Очень трудно сделать заключение даже о самом существова¬нии этой системы, если доискиваться буквального смысла некоторых отрывков, где как будто бы есть кое-какие весьма туманные указания на нечто подобное. Мы вынуждены, следова¬тельно, отказаться от попыток установить с помощью истори¬ческой традиции эпоху, когда фонетические письменные системы были введены в графическую систему древних египтян.
Однако факты сами по себе достаточно красноречивы и дают нам право заявить с некоторой долей уверенности, что употребление вспомогательной системы письма, предназначен¬ной для передачи гласных и согласных определенных слов, предшествовало в Египте владычеству греков и римлян, хотя представляется совершенно естественным приписывать введе¬ние египетского полуалфавитного письма влиянию этих двух европейских наций, издавна пользовавшихся алфавитом в под¬линном значении этого слова.
Шампольон имел мнение на этот счёт, основываясь на двух следующих соображениях:
1. Если бы египтяне изобрели свое фонетическое письмо в подражание алфавиту греков или алфавиту римлян, они, конечно, ввели бы в него некоторое количество фонетических знаков, равное количеству элементов, известных из греческого алфавита или из алфавита латинского. Но именно этого-то и нет; и несомненное доказательство того, что египетское фоне¬тическое письмо отнюдь не было создано с целью передавать звуки собственных имен греческих или римских государей, мы находим в египетской транскрипции этих самых имен, которые, в большинстве случаев, искажены до неузнаваемости.
2. Те же иероглифико-фонетические знаки, которые употреблялись для передачи звуков греческих или римских собственных имен, употреблялись также в иероглифи¬ческих текстах, высеченных задолго до появления греков в Египте, и что уже в этих текстах они имели точно такое же значение выразителей гласных или согласных, как и в картушах, высеченных при греках и при римлянах.
Французский учёный пришёл к выводу, что фонетическое письмо существовало в Египте в очень отдаленные времена; что оно с самого начала было необходимой частью идеографи¬ческого письма и что уже тогда оно употреблялось в идеографических текстах для транскрибирования (правда, очень приблизительного) иностран¬ных собственных имен народов, стран, городов, государей и частных лиц, память о которых важно было сохранить в исто¬рических текстах и в надписях на памятниках.
Шампольон осмелился предположить, что «в этом древнем египетском фонетическом письме, сколь бы несовершенно оно ни было само по себе, можно, пожалуй, признать если не начало, то, по мень¬шей мере, образец, слепым подражанием которому, возможно, были алфавиты народов западной Азии и, в особенности, алфа¬виты соседних с Египтом наций… Если же алфавиты этого рода первоначально образованы, — а все свидетельствует об этом, — из знаков, передающих понятия или изображающих предметы, то очевидно, что мы должны признать народом-изобретателем этого графического метода тот народ, который пользовался преимущественно идеографическим письмом, а если это так, то Европа, получившая от древнего Египта начатки, науки и искусства, обязана ему еще одним неоценимым благо¬деянием — алфавитным письмом».
Открытие французского ученого привлекло внимание всего цивилизованного мира и, в частности, научной общественности России. В 1824 году, тотчас после выхода в Париже грамматики Шампольона, в России поя¬вилось краткое ее изложение, составленное декабристом Г.С. Ватенковым. В 1827 г. Шампольон был избран членом Петербург¬ской академии наук.
Шампольон прожил всего десять лет после своего открытия, в конечном счёте обусловленного, как отмечает Н.Я. Марр, тем брожением творческих умов и широтой научных перспектив, которые явились следствием общественного сдвига, связанного с французской революцией. За этот короткий срок он достиг исключительных результатов. Смело и решительно Шампольон выступал против ложных теорий, не считаясь с авторитетами и ломая мешавшие ему устаревшие традиции. Он создал своё учение и отстоял его от многочисленных нападок противников. И это учение выдержало самую суровую и беспристрастную проверку – проверку времени.
Таким образом, труды учёных, посвятившихся себя изучению науке дешифровки древних текстов, говорят об интенсивной работе, которая ведётся в области изучения египетской письменности, а также издания египетских памятников.
Исследования Шампольона заложили основы новой науки, расширившей нашу историческую перспективу на целые тысячелетия и раскрывшей перед нами новый, почти совершенно неизвестный дотоле мир.


Скачать полную версию работы.


Получить СМС код


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 


 
Авторизация
Статьи
Архив
Рефераты
Дипломы
Курсовые
Голосование
Сталкивались ли Вы с ситуацией, когда приходилось заплатить преподавателям для получения какого-либо зачета или экзамена во время обучения в высшем учебном заведении?
1) Нет, в нашем вузе это никогда не практиковалось.
2) Да, приходилось, но очень редко, в самых исключительных случаях.
3) Да, очень часто, в нашем вузе без этого невозможно было продолжать обучение

Спонсоры