Тема Ответов Просмотров Дата Ответ от
Где найти курсовую 2 74287 19 марта 2010 18:36 Андрей10
Откуда реферат? 1 10679 19 марта 2010 18:33 Андрей10
Ваша специальность 0 10074 19 марта 2010 18:23 Поганка
Кто заказывал дипломы 10 31802 19 марта 2010 18:18 Поганка
Недоработанный диплом 2 13149 16 марта 2010 10:36 Наденька
 
| http://mehovushki.com/ шуба из соболя купить каталог шуб.
Категория: Курсовые
 
Оглавление

Введение……………………………………………………………………….3
Глава 1 Разнообразие малых форм устного народного творчества:
теоретический аспект………………………………………………..8
1.1. Сущность и основные черты поэзии пестования………………..8
1.2. Особенности бытового фольклора……………………………...12
1.3. Основная характеристика потешного фольклора, как одной
из форм устного народного творчества………………………...14
1.4. Особенности игрового фольклора и его применение в
работе с детьми дошкольного возраста…………………………18
Глава 2 Экспериментальное исследование знания детей среднего
дошкольного возраста малых форм устного народного
творчества…………………………………………………………..23
2.1. Констатирующий эксперимент………………………………….23
Заключение…………………………………………………………………..30
Список литературы………………………………………………………….32
Приложения………………………………………………………………….33

Введение

Жизнь детей тесней¬шим образом связана с жизнью взрослых, но у ребенка есть свое, обусловленное возрастными психическими осо¬бенностями видение мира. Все многообразие мира дети дошкольного возраста воспринимают не так, как взрос¬лые. Взрослые мыслят, писал К.И. Чуковский, «словами, словесными формулами, а маленькие дети - вещами, предметами предметного мира. Их мысль на первых по¬рах связана только с конкретными образами». Особен¬ностями детской психики определяется выбор поэтических образов, весь состав детского устного народного творчества. Поэтические произведения, многие столетия передававшиеся от одного поколения к другому, постепенно приобретали содержа¬ние и форму, наиболее полно соответствующие законам детской эстетики. B детском фольклоре находится ключ к пониманию возрастной психологии, детских художественных вкусов, детских творческих возможностей.
Но у данной проблемы есть еще ряд аспектов, без учета которых невозможно изучение функциональности детского фольклора, его содержания, художественной спе¬цифики.
Во-первых, большинство ученых к детскому фольклору, относят не только то, что бытует в детской среде, но и поэзию пестования, то есть поэзию взрослых, предназна¬ченную для детей, что существенным образом меняет специфику и объем понятия «детский фольклор».
Во-вторых то, что бытует в детской среде, входит в устно-поэтический репертуар детей, далеко не всегда, является собственно детским творчеством. Велика роль заимствований из фольклора взрослых, литературы и других видов искусства. Конечно, это - не механический процесс. Все заимствованное приспосабливается к детской среде, перестраивается по законам детской эстетики и, тем не менее, не может быть без соответствующих огово¬рок названо собственно детским творчеством. Наконец, при видимом отличии детского фольклора от фольклора взрослых между ними нет четкой границы, и многие произведения в одинаковой степени могут быть отнесены и к тому и к другому. Например, ряд популяр¬ных хороводных песен («А мы просо сеяли», «Княгини, мы по вас пришли», «В хороводе были мы», «Стой, моя роща» и др.) без видимых изменений текстов и напевов зафиксирован как у взрослых, так и в детской среде. Многие сюжеты характерны и для детских сказок и для взрослых. Но в таком случае, как правило, существенно меняется художественный стиль.
В-третьих, весь детский фольклор вызван к жизни «едва ли не исключительно педагогическими надобностями народа» (Г.С. Виноградов). Если даже ограничить зада¬чи только изучением художественной формы, следует пом¬нить, что в детском фольклоре четко прослеживается формообразующая роль внеэстетических, в первую очередь педагогических функций. Следовательно, изучение детско¬го фольклора вне связи с народной педагогикой непро¬дуктивно и неправомерно.
Таким образом, детский фольклор представляет собой специфическую область народного творчества, объединяю¬щую мир детей и мир взрослых, включающую целую сис¬тему поэтических и музыкально-поэтических жанров фольклора.
К детскому фольклору как средству языковой харак¬теристики народа обращались В.И. Даль, Д.К. Зеленин, П. Тиханов, А. Молотилов и многие другие знатоки языка.
Многие исследователи обратились к фольклорному наследию народа. А. Глаголев, писавший о красоте и не¬винности обрядов, раскрывающих простоту и наивность русских людей, привлекает связанную с обрядом поклонения солнцу и культом деревьев детскую песенку. И.П. Сахаров стремился осветить все стороны нацио¬нальной жизни. Мимо его внимания не прошли ни дет¬ские игры, ни поэзия пестования. А. Терещенко ввел в науку значительный пласт детского творчества (Быт русского народа. СПб., 1848). В 1837 году в «Записках и замечаниях о Сибири» Е.А. Авдеева дала живые зарисовки детского быта, тек¬сты игровых приговоров и обрядовых рацеек. В 1844 году издан небольшой сборник детских народных сказок. Дет¬ские сказки в особую группу были выделены впервые. Впервые, хотя и не в полном объеме, был дан реперту¬ар одного сказочника. Тот факт, что пестуньи (няни) име¬ли особый репертуар сказок для детей, говорит о пони¬мании народом педагогической ценности сказок. Для ра¬бот Е.А. Авдеевой характерно было некоторое любова¬ние старым бытом, что и обусловило резкий отзыв о ее книгах В.Г. Белинского. Видимо, стремление избежать нареканий руководило ее пером, когда она, публикуя в «Отечественных записках» (1849, № 3) произведения по¬эзии пестования, писала, что в песнях матерей и нянюшек для детей «нет ничего остроумного или поэтическо¬го». Между тем в предложенных ею текстах много подлин¬ной народной поэзии, душевности, искренней веселости. Ошибочно и ее утверждение, что «теперь редко где в от¬даленных от столиц и больших городов местах можно ус¬лышать такие припевы».
В 30-е годы XIX века многие литераторы пони¬мали уже педагогическую ценность фольклора. Издатели одно из популярных сборников детских народных игр А. Б. и А. С. (1837) писали, что игры - «азбука всякого знания; они - первая ступень великой лестницы наук и образованности!».
В 60-е годы центральным вопросом в идейной борьбе стал «крестьянский вопрос». Это обострило интерес к на¬родности, к народной поэзии. Фольклористика обретает общественно-политическое звучание. Заметным явлением становится педагогическое движение. Издаются педагогические журналы («Воспитание», «Русский педагогический вестник», «Ясная Поляна», «Педагогический сборник», «Учитель», «Журнал Министерства народного просвеще¬ния»), открываются учебные заведения, педагогические курсы.
В 70-80-е годы усилилась политическая реакция. Од¬нако отнять завоевания 60-х годов было уже невозможно. Борьба против самодержавия не прекращалась. Боль¬шое внимание уделяется детскому фольклору в работах В.Ф. Кудрявцева, Д.Н. Садовникова, И. Голышева, по¬являются публикации Ф.Д. Нефедова, В. Секретова, Ек. Добрынкиной, П.П. Чубинского, Я.Ф. Головацкого и многие другие.
Интерес к детскому фольклору вырос настолько, что многие газеты отводили целые полосы для публикации произведений детской народной поэзии. По научному уровню выделяются работы В.Ф. Куд¬рявцева, К. Рябинского и П.С. Ефименко, А.Ф. Можаровского и особо Е.А. Покровского.
Если собирательская работа велась довольно интенсив¬но, то теоретическое осмысление детского фольклора на¬чалось значительно позднее. Вплоть до советского времени никто из исследователей даже не пытался осмыслить предмет во всем объеме. В.А. Попов рассматривал счи¬талки («жребий детских игр», в терминологии автора) как произведения, сохранившие следы мифологического мыш¬ления наших предков, их верований и суеверий. Н. И. Кос¬томаров в фольклорных образах видел отражение нацио¬нального уклада жизни, систему народного мышления. А.Ф. Можаровский рассматривал детское народное творчество в связи с детским бытом, со всем укладом крестьянской жизни.
Наиболее весомым вкладом в науку были труды Е.А. Покровского, который рассматривал детские игры как незаменимую школу физического, умственного и нравственного воспитания.
К.И. Чуковский собрал богатейший материал для изу¬чения детского словотворчества и поэтического творчест¬ва детей. Он разработал теорию жанра перевертышей, показал, когда, как и при каких условиях дети овладевают народными поэтически¬ми богатствами.
Трудно переоценить роль О.И. Капицы в организации собирания, издания произведений детского фольклора и его популяризации. Ее многолетние поиски венчает труд «Детский фольклор» (1928). Более пятидесяти лет эта книга была единственной в русской фольклористике обобщающей работой по детско¬му фольклору.
Начиная с 60-70-х гг. ХХ века шло довольно интенсивное освоение детского фольклора. Появляются публикации, статьи, диссертации, моногра¬фии, рецензии, сборники, разделы (главы) в учебных по¬собиях по устному народному творчеству и детской лите¬ратуре.
На современном этапе довольно редко можно встретить публикации, рассказывающие о малых формах устного народного творчества, а, в особенности, об их использовании в работе воспитателя с детьми среднего дошкольного. В этой связи рассматриваемая тема является очень актуальной.
Исходя из данной темы, объектом исследования будут малые формы устного народного творчества.
Предметом исследования являются особенности использования малых форм устного народного творчества в работе воспитателя с детьми среднего дошкольного возраста.
Целью исследования является изучение особенностей использования малых форм устного народного творчества в работе воспитателя с детьми среднего дошкольного возраста.
В исследовании мы выдвигаем такое предположение, что эффективность работы воспитателя по привитию детям знаний малых форм устного народного творчества находит отражения в умении детьми применять эти формы в повседневной деятельности.
Задачи исследования:
1. Изучить психолого-педагогическую литературу по проблеме разнообразия малых форм устного народного творчества.
2. Выявить актуальный уровень знания детей среднего дошкольного возраста малых форм устного народного творчества.
Методы исследования:
1. Теоретические – библиографическое описание, выписки, конспектирование.
2. Эмпирические – эксперимент, математическая обработка данных.
База исследования – г.Кемерово ДОУ №203 подготовительная группа, 20 человек.

Глава 1 Разнообразие малых форм устного народного творчества: теоретический аспект

1.1. Сущность и основные черты поэзии пестования

Поэзия пестования - удивительно тонкий и гибкий ин¬струмент народной педагогики [8]. Понятие «народная педа¬гогика» значительно шире понятия «материнская поэзия», оно включает всю совокупность средств и методов воспи¬тания и обучения подрастающего поколения, закреплен¬ных в народном сознании, в народных традициях, в поэзии народа. Педагогика как академическая наука существу¬ет несколько столетий. Но уже десятки тысячелетий на¬зад человечество вынуждено было передавать и пере¬давало накопленные знания и умения приходящим на смену поколениям, обеспечивая прогресс общественной мысли.
Пословицы, песни, обряды, сказки, давая людям эсте¬тическое наслаждение, несли одновременно и определен¬ный объем жизненно необходимой информации. Народные воззрения на воспитание нашли свое выражение в сотнях пословиц и поговорок («Люби дитю, но не оказывай», «Учи ребенка, пока поперек лавки лежит, а коли вдоль ляжет - поздно», «Яблоко далеко от яблони не падает» и мн. др.). В сказ¬ках показана роль смеха в жизни людей, сила любви, классовость морали (многочисленные сказки о попах и работниках, барах и мужиках и т. п.).
Только глубокое и всестороннее знание психологии детского возраста могло послужить основой для создания богатейшей поэзии пестования, имеющей жанры поэзии, особые для каждого периода жизни ребенка. В произве¬дениях материнской поэзии закреплены многообразные приемы воспитания.
«У народа, - пишет В.А. Василенко, - были и есть известные представления, взгляды на жизнь, на воспита¬ние и обучение появляющихся новых поколений, извест¬ные цели и задачи воспитания и обучения их, известные средства и пути воздействия на юные поколения и т.д. Совокупность и взаимозависимость их и дают то, что сле¬дует называть народной педагогикой» [1].
Вызванные к жизни «едва ли не исключительно педа¬гогическими надобностями», а может быть именно поэто¬му, произведения материнской поэзии часто являются вы¬соко художественными поэтическими творениями. На про¬тяжении многих веков они не только учат, совершенствуют разум, воспитывают нравственно, но и доставляют ни с чем не сравнимое эстетическое наслаждение детям. Чтобы убедиться в этом, достаточно понаблюдать за поведени¬ем ребенка в интимной обстановке пестования. Понять художественное значение поэзии пестования по ее печатным образцам, представляющим не более чем приблизитель¬ную словесную схему этих произведений, сложно.
Обычные методы филологического анализа неприемле¬мы. В этих произведениях как бы перекрещиваются, сплавляются интересы и устремления фольклористики, эт¬нографии, педагогики и психологии детства. Поэзия пестования очень многообразна и по поэтике, и по характеру исполнения, и по своему бытовому назначению. Но толь¬ко колыбельные песни имеют общепризнанную жанровую определенность и сравнительно четкие жанровые грани¬цы. В отношении остальных видов поэзии пестования нет единого мнения. Г.С. Виноградов объединил под терми¬ном «потешки» и поэзию пестования в первые дни, меся¬цы жизни ребенка, и довольно сложные песни-забавы («Ладушки», «Сорока-белобока»), не давая четкого оп¬ределения песенкам и прибауткам; О.И. Капица выде¬ляла пестушки и потешки, но однородные по поэтике и назначению произведения относила к разным видам поэ¬зии; она же названием «песенки и прибаутки» указала на существование различных жанров, а при анализе не ви¬дела разницы между прибауткой и песенкой; В.П. Аникин объединил их термином «прибаутки». Существует много других названий, и даже опытные фольклористы, обра¬тившиеся к детскому фольклору, «говорят на разных языках» [9].
Рассматривая жанр как функцию, выраженную в ху¬дожественной структуре, представляется целесообразным выделить по совокупности признаков следующие жанры поэзии пестования: колыбельные песни, пестушки, потешки, прибаутки, докучные сказки.
Коротко охарактеризуем каждый из этих жанров поэзии пестования:
1. Колыбельные песни.
Название песен, которыми убаюкивают ребенка, - колыбельные – идет от основы колыбать (колыхать, колебать, качать, зыбать). Отсюда же – колыбель, коляска. В народном обиходе было и название «байка» - от глагола байкать (баюкать, качать, усыплять) [7]. Собиранием и изучением колыбельных песен занимались десятки фольклористов, этнографов, врачей, педагогов начиная с первой половины XIX века. Наиболее существенный вклад в изучение жанра внесли А. Ветухов, Г. Добряков, Г.С. Виноградов, О.И. Капица, М.В. Красноженова, Г.А. Бартышев, А.Н. Мартынова.
2. Пестушки.
Согласно правилам народной педагогики, чтобы вос¬питать физически здорового, жизнерадостного и любоз¬нательного человека, в ребенке необходимо поддержи¬вать в часы его бодрствования радостные эмоции. На первых порах, пока ребенок не понимает еще смысла слов, это достигается с помощью некоторых физических приемов, в чем-то напоминающих физзарядку.
3. Потешки.
Потешками принято называть особые забавы взрос¬лых с малыми детьми, в которых используются различ¬ные части тела ребенка и взрослого. Потешками называ¬ются и песенки-приговорки, организующие эти забавы. Чисто филологическое изучение этих приговорок вне иг¬ры неправомерно и невозможно.
Многие потешки в записи по форме близки к колыбельным песням, егo характер их исполнения, бытовое назначение, эмоционально-мелодическая основа и педа¬гогическое воздействие - совершенно иные. Если моно¬тонный напев - колыбельной песни успокаивает ребенка, равные ритмические единицы убаюкивают, то потешка призвана потешить, развеселить, позабавить ребенка; со¬ответственно меняется ритмика песенки, она не всегда поется, чаще сказывается, слова сопровождаются игро¬выми действиями, несут ребенку необходимую информа¬цию и т.д.
4. Прибаутки.
Потешки сменяются прибаутками. Прибауткой при¬нято обозначать «смешной небольшой рассказ или смеш¬ное выражение, придающее речи юмористический отте¬нок». В детском фольклоре под этим термином издавна объединяли стишки-песенки, которые развлекали и поте¬шали детей. От потешек (забавок) они отличаются тем, что не сопровождаются определенными игровыми дейст¬виями.
5. Докучные сказки.
Пестуньи часто пользуются докучными сказками. Этот термин ввел в научный обиход В.И. Даль. Он же впер¬вые опубликовал эти произведения в 1862 году. Всего пять текстов.
Под термином «докучная сказка» принято объединять шутки-балагурки сказочного характера, которыми сказоч¬ники развлекают детей или стараются отбить у них чрез¬мерный интерес к сказкам [9]. Докучная сказка предлагается вместо сказки.
Каждая из выделенных групп имеет все жанровые признаки. Исследователи, объединившие в единый жанр пестушки, потешки, прибаутки, вынуждены выделять их как груп¬пы или жанровые разновидности. Некоторые исследова¬тели склонны докучные сказки относить к детскому иг¬ровому фольклору. Они действительно распространены в детской среде. Но их исконная функция, отмеченная многими собирателями и такими исследователями, как Г.С. Виноградов, О.И. Капица, - умерить неограничен¬ное «детское требование сказки». Переходя в детский ре¬пертуар, докучные сказки функционально примыкают к поддевкам.

1.2. Особенности бытового фольклора

Бытовыми в широком смысле этого слова являются все жанры детского фольклора, так как они теснейшим об¬разом связаны с детским бытом. Но колыбельные песни, пестушки, потешки, прибаутки имеют четко выраженную воспитательную функцию, считалки, жеребьевые сговорки, игры - игровую и т.д., что позволяет объединить их по функциональному признаку и выделить: поэзию пес¬тования, игровой фольклор, потешный фольклор. Но в детском фольклоре есть жанры, для которых характерны многофункциональность (детские сказки, детские песни, страшилки), сочетание игровой и вербальной магической функций (заклички и приговоры, обрядовые песенки), нравоучительной и коммуникативно-речевой (дразнилки, прозвища).
Все эти жанры, отразившие различные стороны детско¬го быта, мы и относим к детскому бытовому фольклору:
1. Детские народные песни.
Детские песенки чрезвычайно разнообразны по своему содержанию, по композиции, по музыкальному строю и характеру исполнения. Бывают песенки-миниатюры - все¬го в четыре стиха, бывают песни большие по объему -в сто и более стихов. В одних через детское восприятие от¬разилось многообразие жизненных явлений, другие нани¬зывают повторяющиеся элементы песни с единственной целью позабавиться, насладиться примитивной, но зато близкой детям мелодией звуков. Песенки поются соло, по¬ются хором, просто так и в припляс, сказываются речитати¬вом, полускандовкой, читаются, как стихи; в основу од¬них положен диалог, для других характерна кумулятив-ность, для третьих - экспрессивная картинность. Ф.С. Ка¬пица выделяет три основные группы:
1) песни, заимствованные у взрослых и переработан¬ные детьми в соответствии со своими вкусами и интере¬сами;
2) песни-осколки, обрывки песен взрослых;
3) песни, целиком, без изменения пришедшие от взрос¬лых к детям [4].
2. Заклички и приговорки.
Широкое распространение в детской среде имели заклички и приговорки.
Закличками принято называть стихотворные обращения детей к различным явлениям природы (солнце, дождь и пр.), приговорками - обращения к животным [9].
Генетически заклички восходят к древнейшим обрядам. Но уже в начале XIX века они не имели календарной при¬уроченности. Заклички (обращения, по терминологии О.И. Капицы) превратились в песенки, которыми забав¬лялись дети по какому-либо случаю (дождь, солнце скрылось за тучами и т.д.).
3. Детская обрядовая поэзия.
В дореволюционное время, наряду с исконными древ¬нейшими приемами народной педагогики, готовящими де¬тей к практической жизни, применялись различные формы духовного воспитания детей. Под духовным разумелось прежде всего религиозное воспитание. «Бог, бука, поп и церковь, - писал Е.В. Барсов, - лежат в основе и веры, и чувства, и эстетики ребенка».
Дети участвовали в обрядовой жизни взрослых, неко¬торые обряды сохранялись и после того, как они выпадали из репертуара старшего поколения. В 1843 году К. Сементовский сообщал об участии детей в веснянках и рождест¬венских обрядах. Он писал: «Колядуют дети, парубки, дев¬ки, женатые мужчины и замужние женщины».
Дети, по существу, только повторяли обряды взрослых. А. Терещенко, правда, указывал на некоторую обособлен¬ность детского репертуара и своеобразную манеру испол¬нения: «Маленькие щедруют и поют везде единообразно: или очень протяжно, или скоро». Он приводит текст песен¬ки «Щедрин, ведрик».
4. Детские сказки.
Начало публикации народных сказок, предназначенных для детей, положила еще в первой половине ХХ века Е.А. Ав¬деева. Они публиковались во многих журналах, сборни¬ках, лубочных изданиях, за ними прочно укрепилось на¬звание детские сказки.
В детских сказках можно выделить три специфических пласта, или три группы, произведений:
1) сказки взрослых для детей;
2) ассимилированные детьми сказки взрослых;
3) сказочные импровизации детей [2].
Сказки, которые практически все исследователи (кро¬ме Г.С. Виноградова) и популяризаторы фольклора без¬оговорочно относят к детским, принято «с голоса народа» называть «ребячьими», «ребячьими», «дитячими». Пожалуй, учитывая их художественную специфику (близость к при¬бауткам, детским песням), возраст слушателей (дети 3-6 лет), основной состав носителей (пестуньи: бабушки, ня¬ни) и четко выраженный дидактизм, правильнее было бы определить как сказки-пестушки.
Фантастика, как это ни звучит парадоксально, для ребенка – средство познания окружающего мира с его ложным и опосредованными связями, с единством и борьбой противоположностей; форма усвоения общественного опыта. Встреча с необычным, таинственным, страшным, преодолевать и синтезировать воспринятое органами чувств, сохранять в любой обстановке ясность ума, самообладание, способность действовать.

1.3. Основная характеристика потешного фольклора, как одной из форм устного народного творчества

К потешному фольклору относятся произведения дет¬ской устной поэзии, назначение которых - позабавить, по¬веселить, потешить себя и своих сверстников. Зачастую они сопровождаются вспомогательным действием, не имею¬щим драматического развития. Это - словесные игры, мол¬чанки, поддевки, сечки, небылицы-перевертыши, загадки, скороговорки.

1. Словесная игра.
Словесная игра отличается от спортивной и драматиче¬ской игры тем, что почти не имеет или совсем не имеет ни¬какого действия, движения. Весь интерес в слове и выра¬жен словом. Но это и не поэтическое произведение, дающее наслаждение своей формой и содержанием, а игра, состязание. И как в любой игре имеют решающее значе¬ние степень занимательности, индивидуальные способности участников игры, определенные навыки и умения. Побеж¬дает всегда сильнейший (искуснейший) [8; 9].
2. Молчанки и голосянки.
Повсеместное распространение имели игры «молчанка» и «голосянка» (волосянка). Суть игры «молчанка» заключается в том, чтобы после приговора не проронить ни единого слова, не рассмеяться. Кто не обладает достаточной выдержкой, проигрывает.
3. Поддевки.
Г.С. Виноградов ввел термин «поддевки». Он понимал сатиру как «всякую всячину», «поэтическую мешанину», «стихотворные произведения разнообразного, часто меняю¬щегося содержания, почерпнутого непосредственно из жизни», а потому и относил поддевки к детской сатири¬ческой лирике. Поддевкам чужда сатирическая направлен¬ность. Это - веселые шутки-балагурки, средство забавы «за счет товарища», основанное на игре словом и вспомо¬гательным действом. Поддевки близки к словесным играм. Словесные игры, являясь школой речевого общения, тре¬буют создания определенной игровой ситуации, чем и вы¬ключаются из свободного речевого потока.
4. Сечки.
Термин «сечки» указывает на исполнение этих произ¬ведений и подкрепляется, как правило, первыми словами стишка, указывающими на характер действия: «Секу, секу пятку!» При этом счете наносятся каким-либо секущим инструментом удары по дереву, оставляющие зарубки, сечки [9].
В текстах всех сечек в обязательном порядке содержится зашифрованный счет. Это свойство характерно и для считалки. Принципиальное различие между считалка¬ми и сечками заключается в том, что считалка играет вспо¬могательную служебную роль в детской игре, является как бы преддверием, прелюдией игры, а сечка составляет са¬мое суть игры, определяет ее ход и результаты. В считал¬ке никогда заранее не известен результат; он зависит от случая, хотя, конечно, этот случай и предопределен коли¬чеством участников игры, количеством стоп, мерных еди¬ниц в выбранном для исполнения произведении и тем, с кого начат счет.
5. Скороговорки.
Скороговорки зародились на Руси в глубокой древнос¬ти. Трудно определить точное время появления, но содер¬жание некоторых текстов говорит об их древности. Ско¬роговорка «Семь-те стрел каленых, страшилище» могла появиться до массового распространения огнестрельного оружия. О древности говорит и местоимение «те». В не¬которых текстах встречается древняя форма счета: «Пол-четверта четверика гороху без червоточинки». В скорого¬ворке «Круг прорублю, мать проведу, сестру выведу» слы¬шен намек на древние верования и обряды, связанные с кругом [5; 6].
Скороговорки отразили различные стороны жизни рус¬ского народа, его быта, интересов, верований, суеве¬рий и т.д.
Когда народ обратился к скороговоркам как к педа¬гогическому средству, он отсеял произведения, которые не соответствовали его педагогическим воззрениям. В детской же среде удержались только те произведения, которые отвечали требованиям детской эстетики.
Предельная уплотненность труднопроизносимых и да¬леко не всегда достигающих благозвучия согласных (что исключает доминанту эстетической функции) в скорого¬ворках не может быть объяснена ничем другим, кроме стремления к развитию артикуляции речевого аппарата. Это давно поняла педагогическая наука, и скороговорки стали инструментом совершенствования произношения в детских садах, в работе логопедов.
6. Небылицы-перевертыши.
В детском устном поэтическом репертуаре имеется большой пласт произведений, в которых «развиваются со¬бытия совершенно невероятные с точки зрения здравого смысла. Вся система образов их противоречит жизненным реальным наблюдениям. Все действия - сплошная логичес¬кая ошибка». Эти произведения называют небылицами, перевертышами, небылицами-перевертышами. И нет чет¬кой границы между различными группами этих произве¬дений. О.И. Капица писала: «Сущность небыличных песен сводится к тому, что необходимые функции и свойст¬ва одного предмета приписываются другому». Она же характеризовала перевертыши как произведения, в которых «происходит перестановка объекта действия или же при¬знаков, характеризующих разные предметы». При столь близких характеристиках перевертышей и небылиц на практике их трудно отличить.
Ученый убедительно показал педагогическую ценность небылиц-перевертышей, и, благодаря его трудам, они пе¬рекочевали из ученых собраний на страницы детских кни¬жек и миллионам советских детей доставляют неподдель¬ную радость.
7. Загадки.
Загадки были распространены на Руси в глубокой древ¬ности. Их связь с иносказательной речью очевидна. Но уже в начале XIX века они воспринимались как игра, как умственное состязание молодежи. Загадке посвящены десятки исследований. Изучены художественная форма за¬гадок, их содержание, история развития, выделены раз¬личные группы загадок (загадки-метафоры, звукоподра¬жательного образа, шутливого вопроса и др.) [9].
Каждая новая загадка, разгаданная ребенком, укреп¬ляет в нем чувство собственного достоинства, является очередной ступенькой в развитии его мышления. Если же загадка не разгадана, это вызывает в нем жажду позна¬ния, чтобы сравняться с другими, «не быть хуже дру¬гих». Загадка, таким образом, стимулирует умственную дея¬тельность детей, прививает вкус к умственной работе.
1.4. Особенности игрового фольклора и его применение в работе с детьми дошкольного возраста

Игра в жизни ребен¬ка занимает исключительное положение. Она начинается в ранний колыбельный период и является вначале выра¬жением чисто физиологических потребностей и побужде¬ний [11; 12]. Со временем становится главным занятием ребенка, приобретает социальные черты и представляет собой «го¬рячую, неустанную, но вместе с тем и веселую работу, с помощью которой энергично развиваются дух и тело ре¬бенка, насаждаются в нем знание и опыт и закладываются первые основы для его будущей деятельности в жизни» [10].
В играх так или иначе отражались национальные черты, бытовой уклад народа, его мировоззрение, общественная жизнь, по ним с большой долей вероятности можно судить об истории народа [6].
Рассматривая детские ролевые игры как произведения народного драматического искусства, мы не можем согла¬ситься ни с одной из ранее предложенных систем класси¬фикации. Необходим принцип систематизации, учитываю¬щий их эстетическую сущность.
Определяющими признаками представляются структура игры и способ воплощения художественного образа. На основании этих признаков все детские игры, имеющие ху¬дожественное значение, можно разделить на четыре типологические группы: формальные ролевые игры с игровым припевом (сюда относятся и игры, имеющие одновременно игровой припев и игровой приговор), формальные игры с игровым поэтическим приговором, формальные ролевые игры без устойчивого поэтически организованного текста игры и игры-импровизации. Для каждой из этих групп характерна некоторая общность поэтики, что облегчает освоение поэтических богатств, сохранившихся в этих про¬изведениях народного искусства. Нельзя утверждать, что эта классификация совершенна, но она необходима как ступенька в освоении детских игр фольклористикой.
1. Формальные ролевые игры без поэтически организованного текста
Многие стороны русской жизни, крестьянского быта, народного мировоззрения нашли отражение в играх детей. В играх с игровыми припевами и закрепленными традицией игровыми стиховой организации приговорами этой цели в первую очередь служит поэтический текст. В играх, не имеющих таких текстов, на первый план выдвигается драматическое действо. Если возьмем игру «Овцы и волки», то найдем в ней развернутую детскую драму; в ней налицо все компоненты драмы как сценического представления. Строго распределены роли: мать, дочь, волк, овцы. Место действия: 1) выпас, 2) дом волка. Завязка состоит в том, что мать, уходя по своим делам, дает наказ пасти и стеречь овец. Беспечная дочь позволяет волку постепенно увести всех овец. Развитие действия: мать возвращается, обнару¬живает пропажу, бранит дочь, отправляется вместе е ней на поиски овец. Конфликт: волк, укравший овец, всячески препятствует поискам. Сначала он направляет мать и дочь по разным дорожкам (красненькой, синенькой, зеленень¬кой), затем обманывает, выдавая различные сигналы овец за другие звуки. Драматическое развитие достигает своей кульминации. Подозрение матери, что овцы у волка, пере¬растает в уверенность. Мать открывает «дом волка», и начинается процесс узнавания своих овец – развязка [3].
Немногие детские игры имеют такой развернутый сюжет и такое логически обоснованное и яркое развитие дейст¬вия. Но именно это определило их жизнеспособность в новых условиях. Большинство детских игр имеет более примитивный сюжет, однообразное действие.
2. Формальные ролевые игры с игровыми припевами.
Многие века хороводы были частью календарных обря¬дов. Но по мере того как человек познавал законы приро¬ды, учился использовать их в своих целях, совершенствовал орудия производства, отпадала необходимость в магиче¬ских обрядовых действиях. Однако поэтические достоин¬ства обрядовых игр и песен продолжали пленять своей кра¬сотой наших предков. Хороводы, постепенно теряя обрядово-религиозную сущность, продолжали повсеместно бытовать, сохраняя на первых порах свою календарную приуроченность. А. Терещенко отмечает: «Хороводы наши, душа увеселений девушек, слились с русской жизнью. Нет деревни, где бы не совершались они».
Хороводы были ценнейшим поэтическим приобретением наших предков и важнейшим средством обучения подрас¬тающего поколения поэтическому и танцевальному искус¬ству. Хоровод есть пластическое олицетворение песни, как в смысле музыкальном, так и в смысле поэтическом [5].
Русское эстетическое сознание нашло свое самобытное выражение в хороводных играх, где мысли (идеи) выра¬жены словом, звуком и пластикой в одно и то же время.
Хороводные игры взрослых, переходя к детям, как пра¬вило, сохраняют основные действия, роли, но значительно упрощают песни, иногда заменяя часть песни диалогом. Детской игре в целом в большей мере присуща драмати¬зация и в меньшей мере, чем играм взрослых, символика и песенность в узком смысле этого слова.
Редко где в детской среде бытуют целиком, но почти обязательно с усеченной песней такие произведения, как «А мы просо сеяли», «Княгини, мы до вас пришли», «В хороводе были мы», «Как сеют мак», «Баба сеяла горох», «Как у бабки у Маланьи» и некоторые другие.
В наше время подобные игры можно считать реликто¬выми. Они не могут характеризовать современный дет¬ский песенный репертуар, потому что не имеют повсемест¬ного распространения.


Скачать полную версию работы.


Получить СМС код


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 


 
Авторизация
Статьи
Архив
Рефераты
Дипломы
Курсовые
Голосование
Как Вы считаете, хватит ли знаний, которые даются в Вашем вузе для того чтобы в будущем можно было работать по специальности?
1) Да, знаний достаточно, вуз подготавливает квалифицированных специалистов.
2) Знаний хватает только частично
3) Знаний, которые даются в вузе не хватает для работы по специальности
4) Знания, даваемые в вузе малы, но возможность работы по специальности существует.
5) Нет, количество знаний, которые можно было бы потом применить на практике при трудоустройстве ничтожно мало.

Спонсоры