Тема Ответов Просмотров Дата Ответ от
Где найти курсовую 2 52260 19 марта 2010 18:36 Андрей10
Откуда реферат? 1 8133 19 марта 2010 18:33 Андрей10
Ваша специальность 0 7715 19 марта 2010 18:23 Поганка
Кто заказывал дипломы 10 14016 19 марта 2010 18:18 Поганка
Недоработанный диплом 2 9713 16 марта 2010 10:36 Наденька
 
Категория: Рефераты
 
Оглавление

1. Классические определения истины: соответствие (корреспонденция)
и со¬гласованность (когеренция)……………………………………………….3
2. Истина и ценность. Истина и эффективность Описание, объяснение,
пред¬видение как функции истины…………………………………………….6
3. Истина "субъективная" и "объективная". Относительные и "абсолютные"
истины. Прогресс познания и истина. Критика скептицизма
и агностицизма………………………………………………………………..10
4. Истина, заблуждение, ложь. Критерии истины. Западная (добытие
исти¬ны "из" объективного мира) и восточная (открытие "в" себе)
стратегии по¬иска истины. Постмодернизм об истине…………………….18
Список литературы…………………………………………………………….27

1. Классические определения истины: соответствие (корреспонденция) и со¬гласованность (когеренция)

«Истина есть великое слово и еще более великое дело. Если дух и душа человека еще здоровы, то у него при звуках этого слова должна выше вздыматься грудь», - эти слова Гегеля ярко и патетически выражают ту мысль, что истина столь же судьбоносна и значима для человека, как жизнь, счастье или любовь, что истина имеет отношение не просто к нашему познанию, но и к самому бытию, к самому существованию человека.
Но что, же такое истина? Не является ли этот предельный вопрос лишь некой скептической и риторической фигурой, в которой выражена уверенность в относительности, субъективности и бессмысленности истины?
Истина здесь, рядом с нами, и не видеть этого – значит обречь себя на вечную бессмысленность бытия.
Что представляет собой истина? Мы говорим, например, «истинное счастье». Это значит настоящее, неподдельное, действительное счастье. Точно также мы говорим о настоящем бриллианте, т.е. неподдельном, не фальшивом, естественном, а не искусственном. Фальшивый бриллиант – в действительности не то, чем он кажется. Но ведь фальшивый бриллиант – это тоже нечто действительное. Следовательно, истинность не может быть оправдана одной действительностью.
Истинное – это такое действительное, которое, прежде всего, согласуется с тем, что мы понимаем под тем или иным предметом, в чем мы усматриваем его сущность. В этом смысле истина есть соответствие понятия своему предмету. Хотя фальшивый бриллиант и действителен, но он не соответствует своей сущности, своему понятию, а следовательно, нашему представлению о бриллианте. Слово истина мы относим не только к самому сущему. Если суть истины – в соответствии предмета своему понятию, т.е. в истинности, наших представлений о предмете, о сущем, то истинным или неистинным (ложным) должны являться, в первую очередь, наши высказывания о сущем.
«Истина» означает здесь двоякого рода согласованность:
1) совпадение вещи с понятием о ней;
2) совпадение понятий со словом, высказыванием;
Истина есть как бы приравнивание вещи к слову, подобно тому как обычная бумажная денежная купюра приравнивается к золотому эквиваленту.
Но как возможна такая согласованность, такое приравнивание совершенно различных вещей?
Об этом образно размышляет М. Хейдеггер. Мы говорим: «Эта монета круглая». Здесь высказывание согласуется с вещью. Но если вдуматься в этот пример истинности, он покажется верхом абсурда. Невольно станешь думать, что истина – плод относительности, условности и произвола (К. Поппер «Факты, нормы и истина: дальнейшая критика релятивизма». - М., 1991).
Действительно, между монетой и высказыванием о ней нет ничего общего, что могло бы свидетельствовать об истине. Монета сделана из металла. Высказывание же вообще не имеет никакой формы. На монету можно что-то купить. Высказывание же о ней никогда не бывает платежным средством.
Истина – это бытие, сущее, то, что есть. Таким образом, и в греческом, и в русском языках «истина» означает открытость бытия, выход сущего из потаенности. То, что есть, то открыто, не утаено от человека.
Все теории можно разделить на дающие реальное определение истине и устанавливающие правила употребления слова «истина».
Теории истины (концепции истины), дающие определение истине:
Классическая линия понимания истины:
Корреспондентская концепция: истина — это соответствие мысли (высказывания) и действительности (вещи), представление, предельно адекватное или совпадающее с реальностью (Аристотель, средневековая философия, философия Нового времени, Г.Гегель); способы установления соответствия мысли и действительности:
Авторитарная концепция: истина - это убеждение и/или доверие авторитету (средневековая философия, богословие).
Теория истины как очевидности: истина - это «ясное и отчетливое представление» (Р. Декарт, Ф. Брентано, Э. Гуссерль).
Теория истины как опытной подтверждаемости. (Дж.Локк, М. Шлик).
Семантическая теория истины: поскольку высказывание о высказывании порождает семантические парадоксы, вводится запрет на определение понятия истины в теории, использующей данное понятие; требуется построение метатеории, задающей условия понимания истины для исходной теории (А.Тарский).
Неклассические концепции:
Конвенциональная теория: истина - это результат соглашения (А.Пуанкаре, Т.Кун).
Когерентная теория: истина — это характеристика непротиворечивого сообщения, свойство согласованности знаний (Р.Авенариус, Э.Мах).
Прагматическая теория: истина - это полезность знания, его эффективность, то есть истинным является сообщение, позволяющее достичь успеха (Ч.С.Пирс).
Теории истины (концепции истины), устанавливающие правила употребления термина «истина» при разворачивании исследований:
Дефляционная теория (концепция избыточности (redundancy)): слова «истина», «истинный», «истинно» излишни, поскольку избыточны для процесса познания: если делать утверждение об истинности некоторого предложения, то приходится высказывать само это предложение, отрицание же предложения означает его простое отрицание (А.Айер, М.Даммит и др.)
Перформативная теория: слова «истина», «истинный», «истинно» являются перформативами в рамках теории речевых актов (П. Ф. Стросон).

2. Истина и ценность. Истина и эффективность Описание, объяснение, пред¬видение как функции истины

Нередко можно слышать, что ценности не имеют принципиально никакого отношения к истине: желаемому нет до нее дела, истине – до наших желаний. Это как будто правда, но на самом деле, напротив, именно прямое отношение к Истине – моральной истине – и делает желаемое Ценностью.
Ценность, как ни мудри, есть не что иное, как желаемое – а желания наши ничего не ведают об истинах, как теоретических, так и моральных. Аппетит ведь не пропадет от того, что не будет объективной возможности насытиться, или от того, что кто-то, может быть, вообще гибнет с голоду и ему еда была бы нужнее. То есть ни правда, ни справедливость (моральная правда) на него не влияют. И вообще, не будь в мире живого (способного иметь аппетиты) – мир существовал бы, а ценности – нет; природе вещей они не принадлежат (Г.С.Батищев. Истина и ценности // Познание в социальном контексте. — М.: ИФРАН, 1994.).
Конечно, не будь в этом мире феномена жизни, то не было бы и ценностей. Ценности не предметны. Впрочем, если бы мир не был оживлен нашим сознанием, некому было бы и выносить суждений – не было бы и «истин» (а лучше сказать, не было бы и заблуждений). Но главное, в другом. Все-таки ценность отличает от любого желаемого та устойчивость и автономия от наших настроений и аппетитов, которая роднит ее с объективностью, и которую иначе как истинностью не назовешь. Говоря языком не строгим, а скорее патетическим, ценность – это желаемое поистине.
Да и что такое, в этом контексте, истина? – Это то, что есть, независимо от того, как нам это нравится. То есть, как уже сказано, нечто принципиально безразличное к нашим упованиям, ценностям, и соответственно безразличное для них.
Что же такое истина? – Это знание о том, что есть объективно, на самом деле, вполне независимое от того, как нам это знание нравится – и тем не менее важное для нас! То есть, хотя могущее быть и предельно нежеланным, но представляющее ценность. Таким образом, истина (уже сейчас можно сказать) не только не безразлична к ценностям, но сама есть ценность.
Скажем, уже просто полезное – «истина приятного», и оно, полезное, бывает весьма горьким; это шаг на пути к идее ценности, ее автономии от непосредственно приятного. – Сама же ценность, скорее, это и «истина полезного» – «истина важного».
Итак, наша – моя – главная потребность, жизнь, и есть моя высшая ценность, или ценность абсолютная. Эту ее абсолютную ценность я ощущаю непосредственно, по себе. А если мою жизнь украшает существование еще кого-то другого (то есть если я его люблю или он мне чем-то полезен), то это сообщает относительную ценность и его (чужой) жизни; другой может быть для меня «дорогим» или даже «самым дорогим, что у меня есть»; сама лексика свидетельствует о том, что чужая жизнь – все-таки далеко не то, что моя собственная, это что-то даже не вполне одушевленное… Я оживляю мир своим существованием, сообщаю всему его относительную ценность, а «после меня – хоть потоп». Но чего именно мы «желаем поистине», в чем конкретно состоит то безусловно важное, которое, видимо, и является критерием истинности всего желаемого нами, возводит (или не возводит) желаемое в статус подлинной ценности? Эта высшая субстанциальная ценность, очевидно – Жизнь.
Истина среди ценностей занимает особое место. Во-первых, высшее воплощение жизни – это жизнь существ разумных, а «разумных» – значит таких, которые заменили инстинктивное реагирование объективным, опирающимся на истину. Именно истина помогает выживать роду человек. Во-вторых, истина – модель всякой вообще ценности: она – чистый образец того, что нечто может быть важным для нас за пределами в данный момент нам нравящегося или не нравящегося. Ну, а как быть с тем, что иные иллюзии служат жизни лучше пессимистических истин? Разве мы не должны жить вопреки самому истинному горькому опыту или самым мрачным прогнозам?..
Живое есть само своя цель, и истинно должное отношение к ценностям – это отношение к ним именно как к живому, то есть (по возможности) как к цели, а не средству. В этом состоит и суть морального отношения к чему бы то ни было. Всякая ценность, в отличие от просто желаемого, потому и ценность, что заключает в себе некую моральную истину.
Здесь нужна оговорка. Возможно, иной человек (не исключено, что таких пока и большинство) и не может найти в себе самом подлинные ценности, и ничего не выйдет хорошего из того, если он «поверит в себя»; сама нравственность для него – это то, принципиально, чего от него хотят другие, но не то, что требует от себя он сам; социальное нормирование здесь – спасение…
Имеются разные понимания истины. Вот некоторые из них: "Истина - это соответствие знаний действительности"; "Истина - это опытная подтверждаемость"; "Истина - это полезность знания, его эффективность"; "Истина - это соглашение". Первое положение, согласно которому истина есть соответствие мыслей действительности, является главным в классической концепции истины. Она называется так потому, отмечает Э. М. Чудинов, что оказывается древнейшей из всех концепций истины: именно с нее и начинается теоретическое исследование истины. Первые попытки ее исследования были предприняты Платоном и Аристотелем. Классическое понимание истины разделяли Фома Аквинский, П. Гольбах, Гегель, Л.Фейербах, Маркс; разделяют его и многие философы XX столетия.
Этой концепции придерживаются и материалисты, и идеалисты, и теологи; не отвергают ее и агностики; среди приверженцев классической концепции Истины имеются и метафизики, и диалектики. Она очень солидна по своему представительству. Различия внутри нее проходят по вопросу о характере отражаемой действительности и по вопросу о механизме соответствия (А.В.Болдачев. Эмоционально-познавательная концепция истины. – М., 1994.)
Объяснение – важнейшая функция человеческого познания, в частности научного исследования, состоящая в раскрытии сущности изучаемого объекта. В реальной практике исследования О. осуществляется путем показа того, что объясняемый объект подчиняется определенному закону. Теория познания различает структурные объяснения, отвечает на вопрос, как устроен объект; функциональные объяснение - как действует и функционирует объект; причинные - почему возникло данное явление, почему именно данный набор фактов привел к такому-то следствию. При этом в процессе объяснения, мы используем уже имеющиеся знания для объяснения других. Переход от более общих знаний к более конкретным и эмпирическим и составляет процедуру объяснения. Знания, кот служат основанием для объяснения называются объясняющими. Знания, кот ими обосновываются - объясняемыми.
Что же дает нам процесс объяснения. Он, во-первых, устанавливает более глубокие и прочные связи между различными системами знаний. Во-вторых, позволяет осуществлять предвидение и предсказание будущих ситуаций и процессов.
Объяснение может быть атрибутивным, субстанцинальным, генетическим (в частности причинным), контрагенитическим (в частности функциональным), структурным и т.д. Объяснение тесно связано с описанием, как правило основывается на нем и, в свою очередь, составляет базу для научного предвидения. Научное предвидение – основывающееся на обобщении теоретических и экспериментальных данных и учете объективных закономерностей развития предсказание ненаблюдаемых или не установленных еще на опыте явлений природы и общества. Научное предвидение может быть двоякого рода: 1) относительно неизвестных, не зарегистрированных в опыте, но существующих явлений (месторождение); 2) относительно явлений, которые еще только должны возникнуть в будущем при наличии определенных условий. Предвидение всегда основывается на распространении познанных законов природы и общества на область неизвестных или не возникающих еще явлений, где данные законы должны сохранять силу. Н.п. неизбежно содержит и элементы вероятностных предположений, особенно в отношении конкретных событий будущего и их сроков. Это обусловлено возникновением в процессе развития качественно новых причинных связей и возможностей, не существовавших ранее. Критерием правильности предвидения в конечном счете всегда является практика. Отрицание объективных закономерностей действительности ведет к отрицанию предвидения.
Дать причинное объяснение событию, - значит дедуцировать положение, описывающее его использование в качестве посылок дедукции один или более универсальных законов совместно с определенными одиночными положениями - начальными условиями.

3. Истина "субъективная" и "объективная". Относительные и "абсолютные" истины. Прогресс познания и истина. Критика скептицизма и агностицизма

Что есть истина?
Словарь современной философии определяет понятие “истина” следующим образом: “Истина - знание, соответствующее своему предмету, совпадающее с ним. К числу основных свойств, признаков истины можно отнести: объективность по своему внешнему источнику и субъективность по своим внутренним идеальным содержанию и форме; процессуальный характер (истина есть процесс, а не “голый результат”); единство абсолютного, устойчивого (т.е. “вечные истины”) и относительного, изменчивого в ее содержании; взаимосвязь абстрактного и конкретного (“истина всегда конкретна”). Любое истинное знание (в науке, в философии, искусстве и т.п.) определяется в своем содержании и применении данными условиями места, времени и многими другими специфическими обстоятельствами.
Истина - величайшая социальная и личная ценность. Она ускоренна в жизни общества, играя в нем важную социальную и нравственно-психологическую роль. Ценность истины всегда неизмеримо велика, а время ее только увеличивает. Великие истины гуманизма, принципы социальной справедливости оплачены кровью и смертью многих из тех, для кого искание правды и защита интересов народов составляли смысл существования, кто сделал нас просвещеннее, умнее, культурнее, раскрыл истинный путь к счастью и прогрессу.
Современная трактовка истины включает в себя следующие моменты характеристики:
1) Объективность, она - в обусловленности реальной действительности в которую входит -объективная реальность, субъективная реальность она - в связи с предметно-чувственной деятельностью человека, с практикой.
она - в независимости содержания истины от отдельных людей
2) Субъективность, поскольку истину познают люди, она субъективна по своим внутренним идеальным содержанию и форме (например, всемирное тяготение изначально присуще миру, но истиной стала благодаря Ньютону)
3) Истина есть процесс, она не постигается сразу, целиком в полном объёме, а постепенно углубляется и вместе с тем всегда неполна и неточна.
Для характеристики объективной истины как процесса применяются категории абсолютного (выражающего устойчивое, неизменное в явлениях) и относительного (отражающей изменчивое, преходящее).
Абсолютная истина (абсолютное в объективной истине) -это полное, исчерпывающее знание о действительности, которое в границах конкретного этапа развития науки не уточняется и не дополняется, это идеал, который не может быть достигнут, хотя познание и приближается к нему, это элемент знаний, который не может быть опровергнут в будущем: "люди смертны" и т.д. - это вечные истины.
Движение к абсолютной истине идёт через нахождение множества относительных истин.
Относительная истина (относительное в объективной истине) - это неполное, приблизительное, незавершённое знание о действительности, которое углубляется и уточняется по мере развития практики и познания.
При этом старые истины либо заменяются новыми (как классическая механика квантовой), либо опровергаются и становятся заблуждением (как истины о флогистоне, теплороде, эфире, вечном двигателе).
В любой абсолютной истине мы находим элементы относительности, а в относительной черты абсолютности. Признание только относительного в объективной истине грозит релятивизмом, преувеличение устойчивого момента - есть догматизм (М.Е. Соболева. Истина: свойство, оператор, событие? // Вопросы философии. - 2008. – № 2).
Диалектика абсолютной и относительной истин ставит вопрос о конкретности истины. Это означает, что любое истинное знание определяется:
1) характером объекта, к которому относится,
2) условиями места, времени;
3) ситуации, историческими рамками. Распространение истинного знания за пределами его действительной применимости превращает его в заблуждение.
Таким образом, объективная, абсолютная, относительная и конкретная истина - это не разные "сорта" истин, а, одно и тоже, истинное знание с этими свойствами.
Кроме названных, выделяются и другие свойства истины: непротиворечивость (с точки зрения формальной логики), когерентность (согласованность знания с фундаментальными идеями), простота, красота, эвристичность, плюрализм, антиконьюктурность, способность к самокритичной рефлексии.
Каждая ступень научного познания ограничена уровнем развития науки, историческими уровнями жизни общества, уровнем практики, а также познавательными способностями данного ученого, развитие которых обусловлено и конкретно-историческими обстоятельствами, и в определенной степени природными факторами. Научные знания, в том числе и самые достоверные, точные, носят относительный характер. Относительность знаний заключается в неполноте и вероятностном характере. Истина относительна, ибо она отражает объект не полностью, не целиком, не исчерпывающа образом, а в известных пределах, условиях, отношениях, которые постоянно изменяются и развиваются. Относительная истина есть ограниченно верное знание о чем-либо.
Каждая последующая теория по сравнению с предшествующей является более полным и глубоким знанием. Все рациональное содержание прежней теории входит в состав новой. Отметается наукой лишь претензия, будто она являлась исчерпывающей. Прежняя теория истолковывается в составе новой теории как относительная истина и тем самым как частный случай более полной и точной теории.
Говоря об относительном характере истины, не следует забывать, что имеются в виду истины в сфере научного знания, но отнюдь не знание абсолютно достоверных фактов, вроде того, что сегодня Россия — не монархия. Именно наличие абсолютно достоверных и потому абсолютно истинных фактов чрезвычайно важно в практической деятельности людей, особенно в тех областях деятельности, в которых решаются человеческие судьбы.
Абсолютность истины прежде всего наблюдается в прошлом. В настоящем, а тем более в будущем, абсолютность истины есть продукт большей или меньшей доли абстрагирования или допустимости — достаточно вспомнить классическую механику Ньютона или. Евклидову геометрию. Признание истины абсолютной допустимо и правомерно по этическим и практическим соображениям, а также в зависимости от степени развития знания. Вероятностные явления (и соответствующие законы) общественных наук относительны по определению.
Термин «абсолютное» применяется и к любой относительной истине: поскольку она объективна, то в качестве момента содержит нечто абсолютное. В совокупном знании человечества удельный вес абсолютного постоянно возрастает. Развитие любой истины есть наращивание моментов абсолютного.
Итак, наука располагает не только абсолютными истинами, но в еще большей мере — истинами относительными, хотя абсолютное всегда частично реализовано в наших актуальных знаниях. Неразумно увлекаться утверждением абсолютных истин. Необходимо помнить о безмерности еще непознанного, об относительности нашего знания.
Познание как предмет философского анализа. Сознание всегда есть осознанное бытие, выражение отношения человека к своему бытию. Знание – объективная реальность, данная в сознании человека, который в своей деятельности отражает, идеально воспроизводит объективные закономерные связи реального мира. Познание – обусловленный, прежде всего, общественно-исторической практикой процесс приобретения и развития знания, его постоянное углубление, расширение и совершенствование, такое взаимодействие объекта и субъекта, результатом которого является новое знание о мире (Х.Г. Гадамер. Что есть истина? // Логос. Философско-литературный журнал. Вып. 1. М., - 1991.).
Вопрос о том, может ли объективная реальность быть данной в сознании человека – а если может, то каким именно образом – давно интересовал людей. Подавляющее большинство философов и ученых утвердительно решают вопрос о том, познаваем ли мир. Однако существуют такие учения, как агностицизм и скептицизм.
Скептицизм. Скептицизм (греч. skeptikos – рассматривающий, исследующий, критикующий) – философская концепция, охватившая период от IV в. до н. э. по III в. до н. э. и затем от I в. до н. э. и до II в. н. э.
Скептицизм получает наибольшее распространение в те периоды развития общества, когда старые общественные идеалы уже расшатаны, а новые еще не укрепились. В качестве философской доктрины он возник в период кризиса античного общества как реакция на предшествующие философские системы, которые с помощью умозрительных рассуждений пытались объяснить чувственный мир, нередко вступая при этом в противоречия друг с другом.
Основным положением скептицизма было требование воздержания от суждения, от решительного предпочтения одного из двух противоречащих друг другу и, с точки зрения скептиков, равносильных суждений.
Первые скептики указывали на относительность человеческого познания, на его формальную недоказуемость и зависимость от различных условий (обстоятельства жизни, состояние органов чувств, влияние традиций и привычек и т. п.). Сомнение в возможности общепризнанного доказательного знания легло в основу этической концепции античного скептицизма. Античные скептики проповедовали воздержание от суждений для достижения душевного спокойствия (атараксии) и тем самым счастья, которое и есть цель философии. Однако сами скептики отнюдь не воздерживались от суждений и писали сочинения, где критиковались умозрительные философские догмы и выдвигались доводы (так называемые тропы) в пользу скептицизма.
Родоначальником скептицизма был Пиррон (ок. 365—275 до н. э.). По учению Пиррона, философ – это тот человек, который стремится к счастью. Счастье же может состоять только в невозмутимости и в отсутствии страданий. Желающий достигнуть счастья должен ответить на три вопроса: 1) из чего состоят вещи; 2) как мы должны к ним относиться; 3) какую выгоду получим мы из нашего к ним отношения.
На первый вопрос, по Пиррону, мы нельзя дать никакого ответа: ни о чем нельзя сказать определенно, что оно существует. Поэтому о любом способе познания нельзя сказать, истинный он или ложный, так как всякому утверждению о любом предмете может быть с равным правом противопоставлено противоречащее ему утверждение.
Из невозможности утверждений о предметах Пиррон выводил ответ на второй вопрос: истинно философский способ отношения к вещам состоит в воздержании от каких бы то ни было суждений о них. Это не значит, что не существует ничего достоверного: наши чувственные восприятия, или впечатления, безусловно, достоверны. Заблуждения возникают лишь в суждениях – там, где высказывающий пытается от кажущегося и являющегося заключать к тому, что существует поистине. Ответом на второй вопрос определяется, по Пиррону, и ответ на третий вопрос: выгодой, проистекающей из воздержания от всяких суждений, будет невозмутимость, или безмятежность, в которой скептицизм видит высшую ступень возможного для философа блаженства.
В целом скептицизм сыграл важную роль в опровержении догматизма средневековой идеологии. В трудах Монтеня, Шаррона, Бейля и других подвергались сомнению аргументы теологов, подготавливалась почва для усвоения материализма. С другой, стороны, скептицизм Паскаля, Юма, Канта и других ограничивал возможности разума вообще и расчищал место для религиозной веры. В современной философии традиционные аргументы скептицизм своеобразно перенял позитивизм, который считает бессмысленными любые суждения, обобщения и гипотезы, недоступные прямой проверке опытом. В диалектическом материализме скептицизм признается как элемент познания (сомнение, самокритика и т. п.), не абсолютизируемый до значения философской концепции, перерастающей в агностицизм (Г.Г. Квасов, Л.Н. Гордиенко. Философия. – М.: Финстатинформ, - 1998.).
.
Агностицизм. Термин агностицизм введен английским естествоиспытателем Гексли. Агностицизм (от греческого agnostos – непознаваемый; а – отрицание и gnosis – знание) – такое течение, представители которого либо сомневались, либо полностью отрицали принципиальную возможность познания объективного мира человеком, выявления его закономерностей и постижения объективной истины. Агностики не отрицают сам процесс познания, но они ограничивают познавательные возможности человека. Например, сводят познание мира лишь к отражению внешних явлений.
При характеристике агностицизма следует иметь в виду следующее. Во-первых, нельзя представлять его как концепцию, отрицающую сам факт существования познания, который (факт) агностицизм и не опровергает. Речь ведется не о познании, а о выяснении его возможностей и о том, что оно собой представляет в отношении к реальной действительности. Во-вторых, элементы агностицизма можно обнаружить в самых различных философских системах. Поэтому, в частности, неверно отождествлять всякий идеализм с агностицизмом. Так, немецкий философ Гегель, будучи объективным идеалистом, критиковал агностицизм, признавал познаваемость мира, разработал диалектическую теорию познания, указывая на активность субъекта в этом процессе. Однако он толковал познание как развитие, самопознание мирового духа, абсолютной идеи.
В-третьих, живучесть агностицизма объясняется тем, что он смог уловить некоторые реальные трудности и сложные проблемы процесса познания, которые и по сей день не получили окончательного решения. Это, в частности, неисчерпаемость, границы познания, невозможность полного постижения вечно изменяющегося бытия, его субъективное преломление в органах чувств и мышления человека – ограниченных по своим возможностям и т. п. Между тем самое решительное опровержение агностицизма содержится в чувственно-предметной деятельности людей, в практике, в научном эксперименте и материальном производстве. Если они, познавая те или иные явления, преднамеренно их воспроизводят, то «непознаваемой вещи-в-себе» не остается места.
Агностицизм спекулирует на естественных трудностях и противоречиях познавательного процесса, его незавершенности. Агностику свойственно утверждать, говоря словами поэта Омара Хайяма, что «мне известно, что мне ничего не известно…», а поскольку «…истина вечно уходит из рук, не пытайся понять непонятное, друг…». Дескать, «пути господни неисповедимы», «чужая душа – потемки», «чем больше познаем – тем меньше знаем» и т. д.
Источниками агностицизма являются также сложность и неисчерпаемость самого окружающего мира, ограниченность возможностей человека, несовершенство экспериментальной базы исследований. Но все же агностицизм как воззрение преодолевается совокупным ходом познания и его очевидными результатами, историей труда и промышленности как важнейшими «вещественными» доказательствами огромных познавательных возможностей человечества. Однако познание – сложный процесс, в ходе которого правомочно сомнение.

4. Истина, заблуждение, ложь. Критерии истины. Западная (добытие исти¬ны "из" объективного мира) и восточная (открытие "в" себе) стратегии по¬иска истины. Постмодернизм об истине

Обычно истину определяют как соответствия знанию объекту. Истина - это адекватная информация об объекте, получаемая посредством его чувственного и интеллектуального постижения либо сообщения о нем и характеризуемая с точки зрения ее достоверности. Таким образом, истина существует не как объективная, духовная реальность в ее информационном и ценностном аспектах. Ценность знания определяется мерой его истинности. Другими словами, истина есть свойство знания, а не самого объекта познания.
Знание есть отражение, и существует в виде чувственного или понятийного образца - вплоть до теории как целостной системы. Известно, что образ может быть не только отражением наличного бытия, но также и прошлого, запечатленного в каких-то средах, несущих информацию. А будущее - может ли оно быть объектом отражения? Можно ли оценить как истинную идею, выступающую в виде замысла, конструктивной мысли, ориентированной на будущее? Видимо, нет. Разумеется, замысел строится на знании прошлого и настоящего. И в этом смысле он опирается на нечто истинное. Но можно ли сказать о самом замысле, что он истинен? Или здесь скорее адекватны такие понятия, как целесообразное, реализуемое, полезное - общественно полезное или полезное для какого-то класса, социальной группы, отдельной личности? Замысел оценивается не в терминах истинности или ложности, а в целях целесообразности и реализуемости.
Таким образом, истину определяют как адекватное отражение объекта познающим субъектом, воспроизводящее реальность такой, какова она есть сама по себе, вне и независимо от сознания. Это объективное содержание чувственного, эмпирического опыта, а также понятий, суждений, теорий, учений и, наконец, всей целостной картины мира в динамике его развития. То, что истина есть адекватное отражение реальности в динамике ее развития, придает ей особую ценность, связанную с прогностическим изменением. Истинные знания дают людям возможность разумно организовывать свои практические действия в настоящем и предвидеть грядущее. Если бы познание с самого своего возникновения не было бы истинным отражением действительности, то человек не мог бы не только разумно преобразовывать окружающий мир, но и приспособиться к нему. Сам факт существования человека, история науки и практики подтверждают справедливость этого положения.
Но человечество редко достигает истины иначе, как через крайности и заблуждения. Процесс познания - негладкий путь. По словам Д. И. Писарева, для того чтобы один человек открыл плодотворную истину, надо, чтобы сто человек испепелили свою жизнь в неудачных поисках и печальных ошибках. История науки повествует даже о целых столетиях, в течение которых за истину принимались неверные положения. Заблуждение представляет собой нежелательный, но правомерный зигзаг на пути к истине.
Заблуждение - это содержание сознания не соответствующее реальности, но принимаемое за истинное. Так, например, в религиозном сознании вымысел принимается за реальность. История познавательной деятельности человечества показывает, что и заблуждения отражают, - правда, односторонне - объективную действительность, имеют реальный источник, “земное” основание. Нет и в принципе быть не может заблуждения, решительно ничего не отражающего - пусть и очень опосредствованно или даже предельно извращенно. Истинны ли, к примеру, образы волшебных сказок? Ответим: да, истинны, но лишь отдаленно - они взяты из жизни и преобразованы силой фантазии их творцов. В любом вымысле содержатся нити реальности, сотканные силой воображения причудливые узоры. В целом же такие образы не есть нечто истинное.
Бытует мнение, будто заблуждения - досадные случайности. Однако они неотступно сопровождают историю познания как плата человечества за дерзновенные попытки узнать больше, чем позволяют уровень наличной практики и возможности теоретической мысли. Человеческий разум, устремленный к истине, неизбежно впадает в разного рода заблуждения, обусловленные как и его исторической ограниченностью, так и претензиями, превосходящими его реальные возможности. Заблуждения обусловлены и относительной свободой выбора путей познания, сложностью решаемых проблем, стремлением к реализации замыслов в ситуации неполной информации. В научном познании заблуждения выступают как ложные теории, ложность которых выявляется ходом дальнейшего развития науки.


Скачать полную версию работы.


Получить СМС код


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 


 
Авторизация
Архив
Рефераты
Дипломы
Курсовые
Голосование
Как Вы считаете, хватит ли знаний, которые даются в Вашем вузе для того чтобы в будущем можно было работать по специальности?
1) Да, знаний достаточно, вуз подготавливает квалифицированных специалистов.
2) Знаний хватает только частично
3) Знаний, которые даются в вузе не хватает для работы по специальности
4) Знания, даваемые в вузе малы, но возможность работы по специальности существует.
5) Нет, количество знаний, которые можно было бы потом применить на практике при трудоустройстве ничтожно мало.

Спонсоры